Jump to content
Сектоведческий форум

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 06/19/2019 in Blog Entries

  1. 2 points
    «Сектовед» Р. Конь и психокульты (Ситуация, описанная в русской классике) Недавно узнал о том, что преподаватель сектоведения в МДАиС Р. Конь выступает против того, чтобы православные сектоведы исследовали психокульты (тоталитарные секты, действующие под видом псевдопсихологических тренингов и семинаров) и помогали их жертвам. Вот, что он написал по этому поводу: Сапожник должен шить сапоги, а пекарь печь пироги. Если наоборот, то РПЦ надо передать функции налоговой полиции, а налоговая полиция должна бороться с догматическим сектантством. Психологи и психиатры должны бороться с отклонениями от их науки. Тренинги - это их специальность... …Сектоведы должны углублять свою веру изучением богословия и быть готовы ответить на богословские вопросы со стороны сектантов. Сектоведы должны писать богословские исследования, книги и т.д. А после этого они могут заниматься тем, чем по профилю не должны заниматься. <…> Принципиальный вопрос в том: есть ли психокульты? С святоотеческой ересиологии их нет. Психокульты придумали американские психологи. Если они будут в православных святцах, то это будет церковное учение. (https://iriney.ru/main/polemika/«opyit-organizaczii-eparxialnoj-antisektantskoj-rabotyi-v-g.-moskva-–-nablyudeniya-missionera».html ) Прочитав это высказывание человека, считающего себя эталоном сектоведения, я живо представил себе, как к нему обращается пострадавший от очередного тренинга или семинара, а он, расспросив его, отправляет домой без помощи: ведь того, от чего несчастный пострадал, оказывается, не существует. И тут я вспомнил, что ровно такая ситуация уже была описана в отечественной классике и никем иным, как прославленным земляком Р. Коня – великим русским писателем Н. В. Гоголем. Цитирую: А какой богомольный человек Иван Иванович! Каждый воскресный день надевает он бекешу и идет в церковь. Взошедши в нее, Иван Иванович, раскланявшись на все стороны, обыкновенно помещается на крылосе и очень хорошо подтягивает басом. Когда же окончится служба, Иван Иванович никак не утерпит, чтоб не обойти всех нищих. Он бы, может быть, и не хотел заняться таким скучным делом, если бы не побуждала его к тому природная доброта. – Здорово, небого! – обыкновенно говорил он, отыскавши самую искалеченную бабу, в изодранном, сшитом из заплат платье. – Откуда ты, бедная? – Я, паночку, из хутора пришла: третий день, как не пила, не ела, выгнали меня собственные дети. – Бедная головушка, чего ж ты пришла сюда? – А так, паночку, милостыни просить, не даст ли кто-нибудь хоть на хлеб. – Гм! что ж, тебе разве хочется хлеба? – обыкновенно спрашивал Иван Иванович. – Как не хотеть! голодна, как собака. – Гм! – отвечал обыкновенно Иван Иванович. – Так тебе, может, и мяса хочется? – Да все, что милость ваша даст, всем буду довольна. – Гм! разве мясо лучше хлеба? – Где уж голодному разбирать. Все, что пожалуете, все хорошо. При этом старуха обыкновенно протягивала руку. – Ну, ступай же с богом, – говорил Иван Иванович. – Чего ж ты стоишь? ведь я тебя не бью! – и, обратившись с такими расспросами к другому, к третьему, наконец возвращается домой или заходит выпить рюмку водки к соседу Ивану Никифоровичу, или к судье, или к городничему. (Николай Васильевич Гоголь. «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем») Стоит только заменить Иван Ивановича на Романа Михайловича и узнавание выходит стопроцентное. Как говорится, комментарии излишни.
×
×
  • Create New...