Перейти к содержимому


Фотография

Экзорцизм


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 21

#19604 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 17:05

О соотношении духовных и душевных состояний

К сожалению, обращает на себя внимание высокая распространенность совершения чина "изгнания злых духов" в современной церковной практике. Некоторые священники, не проводя дифференциацию между духовными недугами и психическими заболеваниями, направляют на совершения "отчиток" больных с тяжелыми генетически обусловленными психическими заболеваниями.

Еще в 1997 году Патриарх Алексий II на епархиальном собрании духовенства Москвы осудил практику "отчиток".

 

Василий Каледа

h ttp://www.e-vestnik.ru/analytics/pastyrskaya_psihiatriya_razgranicheniya_5757/

 

Духовенству запрещалось указом Священного Синода петь молебны и читать слово Божие над кликушами и прочими порченными людьми (указ от 13 мая 1773 года).

Светская власть наказывала кликуш. Их запрещали слушать, секли (и что удивительно - это помогало изгнать «беса»). 

ht tp://staroe.predanie.ru/review/demon/


  • Германия это нравится

Все что я пишу это IMHO.


#1 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 05 Январь 2017 - 14:56

15844533_1815099368770322_8692911840570415844483_119007825268735_376776447896270


Все что я пишу это IMHO.


#2 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 08 Январь 2017 - 01:26

Отец Владимир (Гусев)

на сайте епархии нет в списках такого священника.

 

С 1992 г. является послушником и духовным чадом старца схианхимандрита Илия (Ноздрина).
В 1993 г. был рукоположен в сан дьякона.
В 1994 г. был рукоположен в сан иерея и стал священнослужителем.
В 1996 г. о.Илий благословил на чтение заклинательных молитв на изгнание духов нечистых из чина Петра Могилы.
В 1997 г. закончил Белгородскую миссионерскую семинарию.
С 2001 г. учился на богословском отделении Святотихоновского монастыря. Параллельно закончил Академию Государственной службы, факультет «Государственное муниципальное управление».
С 2005 г. начал углубленно изучать экзорцизм, по благословлению о.Илия и правящего архиерея выезжал за границу и общался с различными христианскими конфессиями, изучая их опыт.
В 2006 году по благословению архиепископа Орловского и Ливенского Пантелеимона (ныне Митрополит Красноярский и Ачинский) образовал реабилитационный центр «Покров» для лиц, пострадавших от наркотической, алкогольной зависимости, оккультных практик и тоталитарных сект.
В 2007 г. по благословлению о.Илия принял монашество и был рукоположен в сан иеромонаха.
 
Карьера!
Чадо-дьякон-иерей-экзорцист-семинария-иермонах
 
h ttp://ieromonah-vladimir.ru/biografiya.html
 
и его напарник Иеромонах Михаил (Ловырев)
 
06 января 2015 года по благословлению схиархимандрита Илия и епископа Ливенскиго и Малоархангельского Нектария был пострижен в монашество с именем Михаил иеромонахом Владимиром (Гусевым).
05 апреля 2015 года был рукоположён в сан иеромонаха и является священником Храма Богоявления Господня в с. Навесное Орловской области.
В апреле 2015 иеромонах Владимир (Гусев) благословил на чтение заклинательных молитв на изгнание духов нечистых из чина Петра Могилы.
 
вот так!
ЭКЗОРЦИСТ за 4 месяца.

Все что я пишу это IMHO.


#3 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 08 Январь 2017 - 01:46

отзывы посетителей:

 

..Данная поездка, нужна каждому человеку, который хочет изменить свою жизнь, укрепиться в вере, вымолить свой род и просто быть счастливым. Но к сожалению, не каждый это понимает, и осознает, это как следующий этап духовного развития, и не каждый к этому готов, наверное поэтому большинство батюшек и не благословляют на такие поездки. Да, безусловно это поездка тяжелый и трудоемкий труд, работа над собой. В первый день, когда я оказалась на службе, было страшно, в голове были мысли, что за секта, в каком дурдоме я оказалась и кто все эти люди. Но постепенно ты начинаешь понимать, что страшно не это, а то как люди годами мучаются, как бесы имеют власть над людьми, 

 

...Врачи у которых я наблюдалась меня отправили к психиатру. ....на молебне у меня начались разного рода реакции при перечислении о.Владимиром и о.Михаилом всевозможных проявлений нечистой силы (проклятия, родовые проклятия, отвороты,  колдовство, болезни и прочее). После окончании молебна почувствовала облегчение.

....Во второй приезд во время молебна у меня были очень сильные реакции (крик) на проклятья от людей, отворот жены от мужа, дух полноты-колдовство на внешность, колдовство на разрушение семьи, родовое проклятие – бес блудный.

...В третью приезд на молебне проявились еще некоторые реакции на (дух-раздражения, дух-боли, проклятие на нищету и дух – родовой пьянки) с криком некоторые из них вышли.

...На данный момент родовая проблема пока осталась,...

 

..батюшки очень помогают людям избавиться от духовных болезней и от колдовства. 

 

...Посетила отца Германа в Троице-Сергиевой Лавре, он открыл глаза на многое.

...P.S. Вопрос о цене занятий. Многие считают, что дороговато. Если бы вы знали, сколько я потратила на целителей и никаких изменений в жизни не происходила, становилось только хуже, последнее отдашь – только бы вылечиться.

 

...Молебны о недужных (отчитка), водосвятные молебны, - как кричат и корчатся одержимые беснованием люди, а нужно и их отмаливать и прихожан своим внешним поведением успокаивать.

Сегодня на водосвятном молебне, когда почти одновременно, шесть человек забились и закорчились с дикими криками одержимые беснование, я обратил внимание на присутствующего в церковном одеянии человека. Видимо, он пришел на молебен как обычный прихожанин, видимо, знакомый отца Владимира. Он был ошарашен 

 

....Я уже не раз побывала у отца Владимира на молебне «О недужных». И один раз приехала на трехдневные курсы, т.к. у меня со здоровьем плохо. Заболевание суставов. Когда я первый раз приехала, я бы передвигалась с помощью трости. Заметила я улучшение с первого раза. И стала ходить уже без трости. 

 

....Питание отличное! Очень вкусно и достаточно. Сам молебен – это нечто! Из ряда вон, нигде такой полноты не видела. Личная беседа с о.Владимиром – нет нигде такого. Впечатление, что твою душу несли на ладонях. Но надо подготовиться к этому. Идти до с тремя списками: «блудным, оккультным и «боль души». О.Владимир для этого ведёт предварительные беседы, и потом, с помощью Божией, крестом разрушает все эти связи и ищет боль души, начиная с детства, отдать Господу, безвозвратно так, чтобы и не вспоминать о них больше. 

 

h ttp://ieromonah-vladimir.ru/otzivi.html?limitstart=0


Все что я пишу это IMHO.


#4 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 08 Январь 2017 - 01:49

gallery_67_66_25413.pnggallery_67_66_124940.pnggallery_67_66_59277.pnggallery_67_66_261933.png


Все что я пишу это IMHO.


#5 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 Январь 2017 - 19:51


Все что я пишу это IMHO.


#6 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 Январь 2017 - 20:01

 В Православной церкви так называемая "ОТЧИТКА" - НЕ БАГОСЛОВЛЯЕТСЯ.
Это католическая практика - ЭКЗОРЦИЗМ.

Все что я пишу это IMHO.


#7 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 Январь 2017 - 21:35

Спаситель сказал: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17: 21). Это значит, что победа над злыми духами возможна лишь при аскетической жизни, благодаря которой христианин освобождается от страстей и получает от Бога благодатную помощь. 

 

Одной инокине, задавшей вопрос о противодействии демонским наваждениям, святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Никаких заклинательных молитв не нужно: они прочитаны над каждой из вас при святом крещении. Нужно предаться воле Божией и признать себя достойным всякого человеческого и бесовского наведения: тогда страхование пройдет само собой. Оно ни от чего так не истребляется, как от глубокого сердечного сокрушения»[4]. Не чинопоследования сами по себе защищают от демонов, а стяжание добродетелей. Высшая добродетель – смирение. Если гордость приятна демонам – именно из-за гордости попускаются человеку несчастья и душевные бедствия, – то смирение, словно огонь, жжет и прогоняет диавола.

 

http://w ww.pravoslavie.ru/54894.html


  • Ежидзе и Еленаky это нравится

Все что я пишу это IMHO.


#8 Еленаky

Еленаky

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 208 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 Январь 2017 - 22:43

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит [его] незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом» (Матф.12:43-45).

 

На чистенькое то)))))    Пагубное это занятие для  души - бесов гонять. Покаяние и причастие человеку нужно , а не "отчитка"

 

У меня вопрос:     О.Герман в  Троице-Сергиевой  Лавре тоже "отчиткой" занимается? Кто его благословил?



#9 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 10 Январь 2017 - 02:30

наверняка тоже найдется некий старец...


Все что я пишу это IMHO.


#10 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 10 Январь 2017 - 23:18

http://iriney.ru/isk...-sidit-bes.html

 

Во мне сидит бес - 31.12.16

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

Тысячи российских граждан убеждены, что в них вселился бес, и едут за помощью к экзорцисту

В Орловской области священник и рок-музыкант проводит массовые обряды изгнания дьявола. Корреспондент «Таких дел» присоединился к группе паломников, а потом поговорил об отчитках со священниками и психиатрами

***

Как жить, если в тебе сидит бес? «ВКонтакте» предлагает ответ на этот вопрос. Страница иеромонаха Владимира (Гусева) создана с его благословения. Отец Владимир — священник РПЦ, профессор богословского отделения Международной Славянской академии, экзорцист. При каждой возможности помощницы Гусева стараются упомянуть: батюшка изгоняет бесов по благословению схиархимандрита Илия (Ноздрина), духовника патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

Отец Владимир в черном подряснике и синей стеганой жилетке сочувственно смотрит с аватарки. У него длинные русые волосы, седая бородка-эспаньолка и большой крест на груди. В разделе «Отзывы паломников» десятки положительных отзывов о чудодейственных отчитках батюшки (орфография и пунктуация сохранены):

«Если бы такие курсы были в каждом городе то было бы гораздо меньше пьяных, смертей, осиротевших детей. Люди бы опять стали людьми, ходили в храм, занимались детьми. Тогда бы и уровень жизни поднялся, не было бы войн, а все вопросы решались за круглым столом на трезвую голову. (Раба Божья Вера, г.Воронеж)».

«Если бы такие просветителя, как о.Владимир проводили уроки Православия в школе, наши дети смогли бы избавиться от той черноты, которая сейчас их окружает в жизни. Выросло бы новое поколение — истинных православных христиан» (Мартишина Татьяна, д. Дятьково, Брянская область)».

«После молебна мне стало легче, у нас наладились отношения с мужем, а кроме того стал уходить лишний вес. По итогам поездок в Орловскую область к о.Владимиру, можно смело сказать, что из меня вышло более 10 бесов, а сколько еще вышло одному Богу известно (Марина, 32 года)».

«Муж подал на развод. Батюшка сказал мне не отчаиваться и продолжать верить и молиться. После 1-ой встречи с батюшкой Владимиром у нас продалась через 2 дня квартира общая с мужем, а не продавалась полгода. После 3-ей встречи пошли Чудеса. Накануне поездки к батюшке я узнаю, что он порвал все отношения с женщиной и выгнал ее. Развод все-таки состоялся, но муж написал мне сообщение, что развод «Технический», т.к. проблемы в бизнесе и он не хочет меня с детьми впутывать. И еще сказал, что хочет пожить один год один все уладить с бизнесом и решить все вопросы, а там видно будет. Батюшка разрушил родовые проклятия. Молится за нас» (Анастасия, 30 лет, Подмосковье).

 

Полная комплектация

Я позвонила по номеру, оставленному на странице во «ВКонтакте», чтобы узнать, как попасть к батюшке на обряд экзорцизма, или, на русский манер, отчитки. В России практикуют изгнание бесов всего несколько священников. Считается, что проводить эти обряды может только тот, кто сам полностью избавился от человеческих страстей.

Встречи с отцом Владимиром организует Благотворительный фонд социального служения «Покров», учредителем которого является сам Гусев, попечителем — схиархимандрит Илий (Ноздрин). Существуют две услуги. Одна — паломническая поездка в поселок Михайловское Орловской области, где служит отец Владимир. Проводится еженедельно. В программу входят ночевка в центре «Покров», «монастырские трапезы», водосвятные молебны, требы, литургия (исповедь, причастие), личная беседа с батюшкой и самое главное — молебен о недужных, то есть отчитка.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

Вторая услуга — индивидуальные встречи в Москве. Раз в месяц батюшка приезжает в столицу на четырехдневную программу. Принимает по два часа в день, освящает воду, читает заклинательные молитвы, выявляет причины безбрачия и бездетности, рассказывает о родовом проклятии и его влиянии на жизнь всей семьи (онкология и другие заболевания). В группе обычно около сорока человек, стоимость участия в программе составляет восемь тысяч рублей. Помощница иеромонаха и директор московского филиала Фонда социального служения «Покров» Светлана Богданова по телефону сообщает, что паломническая группа на ближайшие выходные собрана («там полная комплектация») и рекомендует записаться на индивидуальную встречу в Москве.

— Человек должен быть подготовлен к отчитке. Батюшка Илий сказал, что эта группа первична для людей, которым вроде как нужна отчитка. Мы снимаем светское помещение, потому что храма у отца Владимира в Москве нет. А если он придет в храм, то весь приход будет батюшкин (смеется)… Это эффективно, поверьте. Он дает мирским людям то, чего не дает никто. Уже двадцать лет, — объясняет она.

ВСЕ, ЧТО ОТ МЕНЯ ТРЕБУЕТСЯ: ВНЕСТИ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ВЗНОС И ВЗЯТЬ С СОБОЙ ПОСТЕЛЬНОЕ БЕЛЬЕ

— А если приехать в Михайловское своим ходом, нельзя попасть к батюшке? — интересуюсь я.

— Нет, — отвечает Света. — Скоро вообще к батюшке можно будет попасть только через группу.

На следующий день Светлана сообщает, что кто-то заболел, и освободилось место в паломнической группе. Все, что от меня требуется — внести первоначальный взнос и взять с собой постельное белье. Уикенд в центре «Покров» стоит шесть тысяч рублей. Три тысячи рублей нужно перевести в качестве «пожертвования» на личную банковскую карту Светланы. Еще три — вручить ей по приезде в Орловскую область. Эти деньги должны пойти на «реконструкцию и содержание Православного душепопечительского центра при фонде для реабилитации лиц, пострадавших от наркотической, алкогольной зависимости, оккультных практик, тоталитарных сект».

Микроавтобус с паломниками трогается из Москвы.

 

От вокалиста до экзорциста

Владимиру Гусеву 64 года. Согласно официальной биографии, он «получил атеистическое образование, как полагается в советское время». После армии был призван в военную школу собаководства, где выучился на инструктора-кинолога. Позже закончил вокальное отделение Гнесинки, пел в ВИА «Надежда».

На официальном сайте Орловской митрополии сообщается, что в 1992 году в Становой Колодезь приехали Владимир и Татьяна Гусевы: «В то время это были не «батюшка с матушкой», а просто верующие православные христиане. Они сменили столицу и престижную работу в Московской областной филармонии на орловское село и почти полностью разрушенную церковь. Схиигумен Илий активно поддерживал восстановление храма. Благодаря его святому слову на восстановление храма жертвовали и новые русские, и смиренные прихожане».

 

В восстановленном храме Гусев исполнял обязанности священнослужителя шесть лет, был награжден крестом с украшениями и благословлен патриархом. Затем получил два образования. Учился на богословском отделении Свято-Тихоновского университета и на факультете «Государственное муниципальное управление» Академии госслужбы.

В 1996 году отец Илий благословил Гусева на чтение заклинательных молитв об изгнании духов нечистых из чина Петра Могилы. А через десять лет иеромонах образовал реабилитационный центр «Покров» для лиц, пострадавших от наркотической, алкогольной зависимости, оккультных практик и тоталитарных сект (значился его учредителем и председателем). Тогда же была создана музыкальная группа «Экзорцист», в которой Гусев стал вокалистом.

По легенде, это первая рок-группа в России, официально благословленная церковной властью — отцом Илием. Однако музыканты наделали много шуму (общественность возмутила фотосессия вокалиста в роли падшей женщины), и после выхода альбома Гусев покинул ее. На его место пришел Никита Джигурда.

 

БЫЛА СОЗДАНА МУЗЫКАЛЬНАЯ ГРУППА «ЭКЗОРЦИСТ», ГДЕ ГУСЕВ ИСПОЛНЯЛ ВОКАЛЬНЫЕ ПАРТИИ

В 2011 году реабилитационный центр «Покров» был ликвидирован по решению суда. Почему — неизвестно. Но в том же году был создан Благотворительный фонд социального служения «Покров». Одна из целей фонда — создание «социально защищенной общинной жизни селян». «Новые рабочие места и достойная зарплата ждут всех, кто желает трудиться на земле, на вновь созданных сельскохозяйственных предприятиях», — говорится на сайте фонда. Родительские комитеты, сотрудничающие с местными властями, планируют обеспечивать приоритет православной идеологии в сфере воспитания и образования. Фонд имеет передвижную церковь, уникальный храм-трансформер (именно так говорится в видеоролике на официальном сайте) — эдакий трейлер на колесах.

 

Сегодня на YouTube выложен сольный альбом Гусева, а на странице во «ВКонтакте» — видеоклип на песню «Ленина от стен Кремля» (музыка и слова принадлежат иеромонаху) — «к столетию трагедии 1917 года».

МАРКСИЗМ, ЛЕНИНИЗМ, СТАЛИНИЗМ, КОММУНИЗМ: ОТКРОВЕННЫЙ АТЕИЗМ — ЭТО СКРЫТЫЙ САТАНИЗМ

Первый кадр — изображение новомучеников Бутовского полигона, в центре — Гусев. На иеромонахе черная ряса, волосы развеваются на ветру. На заднем плане Ленин с горящей пентаграммой на лбу. «Вы воздвигли в сердце родины алтарь из сатаны, осквернили древний Кремль мавзолеем Ильича. Вы стоите с амнезией у разбитого корыта, и придется вместе с Лениным в аду вам гореть. Печатью Люцифера был помечен Ленин. Отечеству нес проклятие великий демон… Марксизм, ленинизм, сталинизм, коммунизм: откровенный атеизм — это скрытый сатанизм».

 

Десять к одному

В 11 вечера мы садимся в микроавтобус марки «Мерседес» и трогаемся от метро Домодедовская. Семнадцать паломников со всей России и два координатора поездки. Следом едет вторая группа — еще двадцать человек. Одна из паломниц читает молитву. Двадцать минут. Затем ставят DVD-диск, рассказывающий о паломнической поездке в другой храм. На галерке аппетитно хрустят чипсами «Лейз».

Николай то и дело снимает с себя кепку и расчесывает пластмассовой расческой белые волосы. Он работает охранником в элитном ресторане в Москве, там же познакомился с женщиной-поваром с Украины. Сначала она ему «пирожки таскала», а потом у них завязался роман. Любовница стала требовать развода, а когда Николай сказал, что не сможет бросить жену, загадочно улыбнулась: «Ну ладно, потом узнаешь».

Я наклоняюсь к Николаю, чтобы лучше слышать. Голос его становится все тише, речь неразборчивее. Мужчине 67, он считает, что любовница ходила к колдунам, и все его болячки — проделки беса, которого наслал колдун. «Мы с тобой сейчас разговариваем, а бес нас слышит, — шепотом произносит он. — Мне один батюшка сказал, что бесы с Украины пришли. Там же война, люди убивают друг друга. Я вот приеду к отцу Владимиру, упаду к его ногам и буду молить: изгоняй, как хочешь».

У Нелли тонкие брови-ниточки и всегда влажные глаза. Всю дорогу она не снимает с головы замшевую шапку с козырьком и разглядывает свои запястья. Шишка размером с горошину жгуче болит. «Это бес гуляет по телу и причиняет страдания». «Желтые вспышки из правого глаза» — тоже происки нечистого духа.

 

В шесть утра микроавтобус останавливается у мужского монастыря в Задонске. Нелли расстегивает челночную клетчатую сумку, достает оттуда бархатную юбку и натягивает ее поверх штанов. Сумка забита пластиковыми бутылками. Женщина везет их из Нижнего Новгорода в Орловскую область, чтобы заполнить водой из-под крана (в гостевом доме течет «чистейшая вода») и освятить во время молебна. Воду можно разводить десять к одному.

В монастыре горят только свечи. Паломники целуют иконы, крестятся, заказывают требы (цены варьируются от десяти до десяти тысяч рублей). Возле мощей святителя Тихона сидит на стульчике священнослужитель, периодически протирает раку сухой тряпочкой. Просит не подходить с женскими сумками. Наша группа выстраивается в длинную очередь. Бесы молчат.

 

МНЕ ОДИН БАТЮШКА СКАЗАЛ, ЧТО БЕСЫ С УКРАИНЫ ПРИШЛИ. ТАМ ЖЕ ВОЙНА

Следующая остановка у продуктового магазина. Паломники закупаются подсолнечным маслом. Батюшка обещает освятить его, чтобы можно было смазывать больные места.

— А пирожки на нем жарить можно? — спрашивает женщина с галерки.

— Вы что?! Это же святыня. Можно в салат добавлять, — поправляет 32-летняя Настя и продолжает читать молитвослов на айпэде.

Марина, мастер маникюра в полушубке и белоснежных адидасах из последней коллекции, оставила дома мужа и трехлетнюю дочь. Она шутит с попутчицами, а потом подзывает координатора поездки и говорит ей что-то на ухо. «Мы все знаем, куда едем», — громко произносит Светлана.

Марина садится в кресло и завывает. Дергает ногой, извивается, скорчив лицо: «Он меня схватил за ногу, не отпускает». К ней тут же кидаются паломницы. Окропляют святой водой, дают подержать в руке картонную иконку, молятся.

Хрум-хрум. Кто-то продолжает хрустеть чипсами.

 

Санаторий души

Комплекс «Покров» с гостевым домом, храмом, колодцем, летней беседкой и речкой через дорогу называют «санаторием души». Раньше здесь располагалась Масловская больница.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

В гостевом доме пахнет краской. До головной боли. Строятся новые комнаты — спрос на отчитки растет. Стены пока еще бетонные, но уже с изображениями святых во весь рост. В трапезной длинный стол, на шкафу — гитара.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

В спальне четыре двухъярусные кровати, две обычные. На двери иконка, на окне — фотография царя Николая, икона Божьей матери и бутылка подсолнечного масла. Все свободное время паломники молятся.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

Двадцать один раз Нелли ездила на отчитки к отцу Герману в Сергиев Посад, но безуспешно. Женщина — ветеран труда: пришла на завод, когда он открылся, и ушла по ликвидации через 37 лет, за это получает сегодня тысячу рублей в месяц. Похоронила мужа, живет с девяностолетней свекровью, которая все время жалуется: «Я хочу, чтобы ты была такой, как прежде».

Бес вселился в Нелли год назад. Она увидела по телевизору рекламу целителя и позвонила ему. У Нелли была проблема с шейными позвонками, кровь плохо поступала в голову. Врачи выписали таблетки, но боль не отступала. Деваться было некуда, и Нелли начала консультироваться с целителем по телефону, а целитель в итоге оказался колдуном. Три пенсии отдала ему, похудела на тринадцать килограммов.

«Он открыл портал в меня, — плачет Нелли. — Я засохла, умереть хочу. Прямо чувствую, как он горошинами извивается по всему телу. Спать не дает. Так больно. Вот я влипла».

 

ОН ОТКРЫЛ ПОРТАЛ В МЕНЯ. Я ЗАСОХЛА, УМЕРЕТЬ ХОЧУ

В комнату входит организатор поездки Светлана. Информирует по поводу программы.

— А в храме тепло? — спрашивает Нелли.

— Там даже полы с подогревом. Не экономили, как говорится — все для людей. Можно по полу кататься. Все, как мы любим, — улыбается организатор.

 

Вымолить род

Елена в очках с толстыми линзами и непрокрашенными корнями волос после беседы с батюшкой укладывается на бок и тихонько плачет. Она приехала в «санаторий души» из Нижнего Новгорода.

«Мне обидно, — сквозь слезы говорит Елена. — Батюшка сказал, что мой отец проклят. Проклятие идет от третьего поколения — дедушки-коммуниста. Я физиотерапевт, но таких резких высказываний себе не позволяю. Папа порядочный человек, отличный семьянин. На войне воевал, а все воевавшие попадают в рай».

Беда пришла после того, как Елена вытащила из дверного проема пробку от вина с черным волосом. Квартиру срочно освятили. Елена поехала причащаться к священнику, а он сказал, что на женщину наложена порча — нужно к экзорцисту. Бесы уже гуляли по телу.

«То ноги болят, то копчик отваливается, то сердце прихватит, панкреатит начинается, — жалуется Елена. — К врачу приходишь, а он говорит: вы же невротик, вам к психотерапевту надо. Какие нервы, когда кости болят? Бесы хитрые. Делают так, что я ничего не успеваю. Хочу в воскресенье в церковь сходить, а на меня наваливается куча дел — то посуду помыть надо, то белье постирать».

Татьяна говорит ангельским голоском, едва слышно, но звонко. Голова слегка опущена. Женщине под сорок. Она не снимает с головы платка, аккуратно завязанного на затылке. В Москве живет одна, работает невропатологом в поликлинике. Считает, что все болезни от грехов.

«Я одному пациенту сказала, что ему лекарства не помогут — нужна отчитка, а он пожаловался на меня руководству, — рассказывает Татьяна. — Поэтому я теперь молчу. Таблетки так таблетки. Мы отвечаем за грехи наших родителей. Иногда ребенок рождается и сразу умирает, потому что отмолил грех рода и ушел».

 

Я ОДНОМУ ПАЦИЕНТУ СКАЗАЛА, ЧТО ЕМУ ЛЕКАРСТВА НЕ ПОМОГУТ — НУЖНА ОТЧИТКА, А ОН ПОЖАЛОВАЛСЯ НА МЕНЯ РУКОВОДСТВУ

— Что, детишки сами решают вымолить род? — интересуется Елена.

— Бог. Он все решает, — блаженно улыбается Татьяна.

Татьяну привели к отцу Владимиру приступы страха.

«Молодой я ходила к гадалкам, — вспоминает она. — У нас на Донбассе это принято (оттуда переехала в Москву). На каждой улице есть бабка, которая гадает, снимает порчу, делает приворот. Им бес все подсказывает. Они потом своих бесов загоняют к тому, кто к ним обратился. Вот за это донбассцы сегодня и страдают, бедные».

 

«Заткни свой бесовской рот!»

К отчитке подтягиваются верующие со всей России. В зале более ста человек (как выяснилось, на обряд также можно попасть, заплатив 600 рублей на входе), у паперти припаркованы несколько десятков машин из разных регионов.

До сих пор обряды экзорцизма проходили прямо в гостевом доме. Храм двух архангелов — Архистратига Михаила и Архангела Гавриила — открыли под его окнами месяц назад (это уже третий храм, построенный при содействии батюшки). Для удобства страждущих.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

Храм из рыжего кирпича. Черепичная крыша и внушительная железная дверь делают его похожим на крепкий загородный дом. Внутри храма еще идут строительные работы. Купол закрыт полиэтиленом, три стены бетонные, алтарная — бледно-персиковая — заставлена иконами. Алтарник рассказывает, что лики святых распечатали на холсте, это был самый дешевый вариант.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

Посреди церкви — деревянный помост. На нем — больше сотни пластмассовых бутылок и стеклянных банок. Без крышечек. Их будут сегодня освящать.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

Начинается беседа-проповедь. У отца Владимира есть свой канал на YouTube и оператор, специально приезжающий из Москвы. Он снимает проповедь (отчитки в интернет не выкладываются). Самостоятельно проводить съемку в храме можно только с благословения батюшки.

Паломники стоят в кружок. Батюшка медленно обходит их, заглядывает в глаза, периодически тяжело вдыхает, говорит артистично — в микрофон, то и дело переходя на повышенные тона. Все повторяют за ним: «Господи, прости мой род за грех богоотречения в советское время, а возможно, и богоборчества, которое было у меня в роду». Люди стоят с опущенными головами, переглядываются со страхом. А если кто-то шушукается, батюшка по-учительски восклицает: «Хватит разговаривать, я буду спрашивать!»

«Бог готов простить наших бабушек-комсомолок, которые иконы сжигали, — говорит отец Владимир. — Но вы помолитесь о них, ведь они не могут молиться. Они больные настолько, что даже порог храма не могут переступить… Тот, кто не помолился за грехи рода — богоотречения и богоборчества, зря прожил этот день. Если вы будете ходить к бабкам, гадалкам, то постоянно будете накладывать на себя грех. Этот пресс потом придавит так, что внуки и правнуки не выпутаются. Я правду говорю, не пугаю».

В проповедях и интервью, которые выложены на канале отца Владимира на YouTube, эта мысль раскрывается более подробно.

«Мы дети и внуки тех, кто отреклись от Бога. И это проклятие в буквальном смысле раздавило всю нашу жизнь. И чаще всего является причиной, когда человек вызывает на себя еще одно проклятие — не идет к Богу, а идет к сатане на поклон. Начинает ходить лечиться к бабкам, целителям, экстрасенсам. И, как сказал пророк Иеремия, проклят человек, который надеется на человека, и благословен тот, кто надеется на Бога. Некоторые здесь были, молились — и метастазы ушли. Онкология прекращается. Ну разве это не чудо!»

Одна из прихожанок выкрикивает что-то. Батюшка подходит к ней и спрашивает: «Еще что-нибудь хочешь сказать?» Женщина говорит: «Потом».

«Ну, я потом и заеду еще раз крестом, — говорит отец Владимир. —По благословению любимого батюшки, который говорит: если бесы начинают хамить— прямо крестом в лоб, это нормально. Согнули, правда, железный крест. Я серьезно». Целует крест.

Отец Владимир утверждает, что бывают врожденные грехи, а бывают — приобретенные. Грех рода проявляется до четвертого поколения.

 

ОДНА ИЗ ЖЕНЩИН АККУРАТНО ПАДАЕТ НА ПОЛ И НАЧИНАЕТ БИТЬСЯ В КОНВУЛЬСИЯХ, НЕ ЗАБЫВАЯ ПРИ ЭТОМ ПОПРАВЛЯТЬ ПЛАТОК

«Бывает, ребенок рождается уже бесноватый, — объясняет отец Владимир. — Младенец. Я свидетельствую об этом. Родовые духи имеют свойство возвращаться даже после крещения. А бес — это паразит, он питается благодатью человека. Человек истощается, и начинаются болезни. Я общался с женщиной, которая страдает неврозом, причем в тяжелой степени. В ней проявился нечистый дух — дух уныния конкретно. Выяснили, что этот дух по материнской линии».

Проповедь длится сорок минут, затем начинается молебен. Батюшка читает заклинательные молитвы. Ему помогает отец Михаил. Одна из женщин тут же аккуратно падает на пол и начинает биться в конвульсиях, не забывая при этом поправлять платок, который постоянно съезжает с головы. Со всех сторон раздаются вскрики и стоны. Они усиливаются вместе с голосом отца Владимира. Батюшка обращается к нечистому духу, который находится внутри женщины: «Заткни свой бесовской рот!» — звонко шлепает книгой по головам и животам — в зависимости от того, где сидит бес. Люди реагируют не сразу. Считается, что если бесы молчат, значит, им «комфортно» — они сидят глубоко.

 

«Разрушаются проклятия на болезнь — уже кричит батюшка. — Властью Христа начали выходить бесы из рук, выходят родовые пьянства, наркомания, как проклятие. Все выходят из груди, будь то онкология. Выходит бес, воздухом выходит. Бес, направленный на полноту, выходи. Бес материнского проклятия, выходи. Заклинаю вас, бесы поганые. Выдохнули трижды».

Люди громко выдыхают, машут ногами и руками, сгибаются пополам, стараются как можно сильнее «откашлять» и «отхаркать» из себя беса. Кого-то тошнит, и он сплевывает остатки беса в прозрачный пакетик. Двадцатилетнюю цыганку Любу держат под руки двое мужчин. Она вырывается и падает на пол, хватает ртом воздух и кричит не свойственным ей басом: «Как ты мне надоел, отец Владимир, жизни не даешь!» Батюшка ходит сквозь толпу, прикладывает к головам прихожан крест, окропляет святой водой. Люди подставляют рты. Отец Владимир щедро льет холодную воду из ярко-малинового ковша на лицо, за шиворот, под футболку. Кафельный пол становится скользким. Прихожане быстро протирают его тряпкой.

 

Это война

На индивидуальные беседы отводится 20 минут. К ним нужно подготовиться заранее — написать три списка: блудные и оккультные связи, боль вины и душевные раны.

Подходит и моя очередь. Батюшка сидит за столом, заставленным иконами, пробегает мой список и говорит:

«Проклятие переходит от мужчины к женщине за блудные отношения. Не только православная традиция, но и наука это доказывает. Яйцеклетка впитывает память рода. Причем женщина больше страдает от блудных связей, чем мужчина — так устроена ее природа».

Батюшка просит сделать шаг назад, говорит, что разрушит все проклятия властью Христа, а потом внезапно обливает святой водой. Я вздрагиваю.

Батюшка проводит шваброй по мокрому полу и говорит, уже не смотря на меня: «У вас есть дух нечистый, я это сейчас тестировал. Он проявился. Вы сами, что, не чувствуете, что ли? Он уйдет только тогда, когда вы начнете жить по- христиански». И прощается.

У двери стоят двое мужчин. Женя держит в руках целлофановый пакетик — там желтая жидкость, «те бесы, что были — поушли». Вася нервно крутит в руках телефон.

Женя с шестнадцати лет ходит на отчитки (к отцу Владимиру уже два года). Он и в Иерусалиме был, и на Афоне. Сейчас ему 41.

— У меня дедушка (не родной) сгорел на моих глазах, когда мне было 16. Это был божий промысел. Не просто так. Иначе я бы не пришел к Богу. Я тогда испугался сильно. Огонь вошел в меня. Ну а так, скорее всего бандитом бы стал. У меня характер взрывной, это я тут такой спокойный — батюшка благословляет. У меня удар сильный, я могу человека убить. Наверное, когда бес выйдет, я не буду таким взрывным.

— Отчитки помогают? — спрашиваю я.

— Не знаю, сколько еще осталось, но легион бесов уже точно вышел за эти два года. Надо молиться за род и к батюшке как можно чаще ездить.

 

Я СЮДА ПРИЕЗЖАЮ, КАК ДОЗУ ПОЛУЧАЮ, В ХОРОШЕМ СМЫСЛ СЛОВА. НА НЕДЕЛЮ ХВАТАЕТ

Вася раньше «крутился в криминальных кругах», сидел на «колесах», уходил в запои, а потом понял, что отвечает за грехи рода. Предки не отчитывались, не молились, набирали грехов, а те переходили из поколения в поколение.

«Я сюда приезжаю, как дозу получаю, в хорошем смысле этого слова, — говорит Вася. — На неделю хватает. А потом, как соберусь сюда ехать, очередная болячка открывается, или дикая трясучка накатывает. Кидаюсь на всех без причины. Я вот хочу у батюшки узнать, можно ли этим делом (бесами, — ТД) интересоваться в интернете. А то хрен его знает, начитаешься на свою шею».

Ночью захожу на кухню. «Это война, вы встаете на тяжелый путь. После молебна бес захочет забрать вашу благодать — могут даже обокрасть», — говорит мне координатор поездки Светлана и запивает водой феназепам.

 

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

Тигровые креветки

Автобус паркуется у «Макдоналдса». Паломники бодро забегают внутрь и заказывают тигровые креветки в хрустящей панировке. Рождественский пост.

«У тебя лицо изменилось, порозовело. Как будто неделю отдыхала», — говорит Светлана паломнице.

Та довольно улыбается.

Когда автобус паркуется у метро Домодедовская, бесноватые разбегаются по всей России. Не прощаются, не обнимаются.

— Поедете еще? — спрашиваю я Нелли, которая, скрючившись, волочет за собой челночную сумку с бутылками святой воды, подсолнечного масла и бархатной юбкой в пол.

— Конечно. А что делать-то? Натворила делов сама, — грустно произносит она.

 

«Грешник не может помогать другим» Алексей Уминский, протоиерей храма Святой Троицы в Хохлах:

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

 

— Обряд отчитки приобрел популярность 25 лет назад, когда церковная жизнь в России стала возрождаться. В церковь пришло много неофитов, людей без духовного образования, лишенных традиций, ищущих в духовной жизни прежде всего чудесных явлений. Потребность в чудесах, настроенность на неосознанную, неотрефлексированную «духовность» породила в свое время такое явление, как младостарчество.

Молодые священники, не имеющие элементарного жизненного опыта и знания психологии людей, злоупотребляли духовной властью. Одним из явлений подобного порядка стало как раз применение отчиток — направо и налево. Очевидно, что люди в тяжелые времена разлома общества переживают сильное разочарование, депрессию. Растет количество психических заболеваний, агрессии и всевозможного кликушества. В начале девяностых отчитки стали особенно популярны и, следовательно, экономически выгодны.

В свое время Патриарх Алексий II запретил отчитки в Москве и Московской епархии, потому что эти обряды превратились в профанацию. Не все психически больные люди являются бесноватыми. Да, в течение многих веков психические заболевания толковались, как духовные заболевания, как действие злого духа на человека. Но сегодня медицина продвинулась далеко, наука знает о человеке очень много. К сожалению, многие люди в церковной среде не хотят принимать эти знания в расчет.

 

ПРИМЕРЫ ОДЕРЖИМЫХ ЛЮДЕЙ В ИСТОРИИ: ИВАН ГРОЗНЫЙ, ИОСИФ СТАЛИН, АДОЛЬФ ГИТЛЕР

Обряд отчитки совершался индивидуально, на конкретного человека, и никогда не был массовым. Сегодня за массовостью обрядов как раз и скрывается беда. Когда вокруг человека все беснуются, он невольно начинает в это верить сам. Люди психически нестабильные, нездоровые начинают реагировать и заражать друг друга эмоциональным состоянием, доводить себя до истерики, биться в судорогах. То есть, происходит массовый психоз. Психически нездоровый человек, переживший подобный экстаз, старается пережить его снова. Подобные вещи происходят на собраниях харизматических сект, где люди начинают говорить на разных языках, как им кажется, и получать от этого свой религиозный кайф, потому что на них якобы нисходит «святой дух». Это схоже с психозом, который переживают футбольные болельщики на стадионе.

Бесноватые действительно существуют. Обряд экзорцизма практикуется с древних, ветхозаветных времен. Евангельский текст священного писания нам говорит о том, что сам Иисус Христос изгонял злых духов из человека. Но надо понимать, что беснование — это состояние очень сильной духовной поврежденности. К примеру, греховная страсть может довести человека до безумной одержимости деньгами или властью. Она может управлять им, толкать на жестокие поступки. Греховная страстность, конечно же, нарушает и психику. Примеры одержимых людей в истории: Иван Грозный, Иосиф Сталин, Адольф Гитлер.

 

Также примером беснования может быть семейный деспотизм, когда человек уничтожает свою семью через пьянство, насилие. Безумец готов убить, не понимая, что делает. Если человек со страхом и ужасом осознает, что является игрушкой в руках бесовской силы, то ему нужна помощь духовно крепких людей, которые могут за него помолиться. Попросить Бога избавить его от одержимости, даже напрямую вступить в битву с этой нечистой силой, взять удар на себя. Именно поэтому церковь всегда с осторожностью относилась к этому обряду. Человек, который вступает в духовную борьбу с сатанинской силой, берет на себя первый удар. И если он не в состоянии его выдержать, то сам становится игрушкой подобных сил. Человек, который имеет грех в себе, не может помогать другим.

Сегодняшние отчитки связаны с тем, что страна переживает сложные социальные коллизии, состояние сверхтревожности. Народу все больше хочется избавиться от каких-то вещей самым простым способом, вместо того, чтобы решать их самостоятельно. Найти человека, который бы чудесной силой освободил их от проблем. Переложить на него ответственность, убежать от реальности. Происходит духовная подмена. Никто из паломников не исцеляется от психических заболеваний, — они становятся постоянными клиентами подобного экзорциста.

Однажды ко мне пришел мальчик, который утверждал, что разговаривает с иконами. Я ему тогда сказал, что иконы не разговаривают, нужно идти к врачу. Религиозный бред — это заболевание. Он не послушал меня, а поехал к старцу, как велела его набожная мать. Старец сказал, что нужно бросить пить таблетки (мальчик с детства наблюдается у психиатра) и начать ходить на отчитки. Этот мальчик потом чуть было не выбросился из окна, его вовремя остановили родители. Голоса, которые он слышал, приказывали ему покончить с собой.

 

Такого понятия, как «вымаливать род» или родовые грехи, не существует в христианстве. Это типичный шаманизм. Приносить жертвы за свой род предлагалось в древних, языческих, очень примитивных культах. Именно священный жрец племени связывал все беды людей (к примеру, почему случаются неудачи на охоте или болезни) с родовыми грехами. Отчитка, которую сейчас практикуют, чистой воды магический ритуал под флером православия.

 

Чувство собственной важности Григорий Горшунин, врач-психиатр:

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

На отчитки ходят не только люди, страдающие шизофренией, но и те, кто имеют истероидные черты личности. Некоторым людям подобные ритуалы доставляют удовольствие. Они оказываются в центре внимания, с их точки зрения, важного человека — священника и вообще паствы. Факт того, что ими «овладел бес», придает им важность, особенность. Среди «бесноватых» также могут быть люди, страдающие психозом со слуховыми галлюцинациями. Священники по-разному трактуют это явление: кто-то советует принимать лекарства, кто-то ходить на отчитки. В таком случае это, конечно же, довольно бесполезная манипуляция.

Что касается людей истерического типа, они могут имитировать одержимость, особенно, когда находятся в среде верующих. Падать на пол в конвульсиях с заламыванием рук, громко кричать. Когда у человека случается приступ эпилепсии, он обычно падает на пол как подкошенный, а истерик потихоньку сползает, у него нет задачи разбить себе голову. У него измененное сознание, но не отключенное, как во время эпилепсии. Но это все равно тяжелое расстройство психотического уровня, истерический психоз. Это не симуляция. Человек не думает: «Вот сейчас я возьму и изображу беса, и все будут на меня смотреть». Это своего рода неосознанная имитация. Они сами впадают в транс. Это напоминает самогипноз. Подобное можно было наблюдать на сеансах Кашпировского. Там обязательно в первых рядах сидели люди, которые начинали крутить головами, руками. И по цепочке другие начинали подражать им.

Естественно, среди бесноватых есть бредовые пациенты, которые действительно идут изгонять из себя каких-то личностей и глубоко верят в Бога. Вот тогда это уже не истерия. Какое-то время проведенный ритуал будет оказывать действие на человека, но потом все вернется на круги своя.

«Махровые» истерики обычно не обращаются к психотерапевтам. У них нет мотивации и критики к своему состоянию. Они не признают себя больными. Есть на самом деле люди, которые отдают себе отчет в заболевании и контролируют себя. Но отчитки — более дешевый и показушный способ. Все-таки врачу ты мало что покажешь, публики там особой нет. А у священника есть паства. Она может пожалеть бесноватого. Эти люди ходят на отчитки всю жизнь, потому что тяжелая истерия лечится, но не вылечивается. Нужна пожизненная терапия.

 

Эксперимент над людьми Вячеслав Тарасов, врач-психиатр, специалист по вопросам массового сознания:

%D0%92%D0%BE%20%D0%BC%D0%BD%D0%B5%20%D1%

Я своими глазами наблюдал за обрядами экзорцизма в Ватикане. Святой престол установил четкий набор правил. К обряду допускаются люди, которые предоставили соответствующий медицинский документ — заключение от психиатра о том, что человек не страдает тяжелым психическим расстройством (шизофренией, сосудистым поражением головного мозга и т.д.). Очень узкому кругу священников позволительно это делать. Экзорцист должен соответствовать определенным строгим критериям, как в вероучении, так и в жизненном поведении. Для конкретного прихожанина нужно получить разрешение на проведение обряда изгнания бесов от довольного высокого сана священнослужителей — епископа или архиепископа. Это долгая процедура, направленная на то, чтобы минимизировать негативные последствия для верующего и репутации церкви. Ведь ряду психических расстройств свойственны религиозно-бредовые переживания или видения религиозного характера, которые к настоящей религии не имеют отношения и являются проявлением психического заболевания (например, при эпилептических психозах встречаются видения религиозно-мистического характера).

Подобный обряд имеет положительный медицинский эффект для тех, чье заболевание связано с психоэмоциональным напряжением, функциональными расстройствами центральной нервной системы, соматропными заболеваниями, когда телесное заболевание развивается на фоне глубокого нарушения функций центральной нервной системы, постоянного стресса, низкой самооценки. Здесь огромную роль играет желание человека оздоровиться, самовнушение. Священники в таком случае берут на себя роль альтернативного психотерапевта. Обряды изгнания бесов носят своеобразный терапевтический характер (как и исповедь, например), но вместе с тем они чрезвычайно рискованны для верующего.

У любого психиатра есть четкое понимание о существовании индуцированного психоза. Психически здоровые люди, находясь рядом с больным человеком, могут «инфицироваться» от него. Если люди объединены религиозной тематикой, то произойдет страшное явление — массовый психоз с неизвестными последствиями для верующих. Эксперимент людей над людьми.

***

P.S. Мы позвонили в пресс-службу Патриарха Московского и всея Руси. Руководитель пресс-службы Александр Волков отказался от комментариев на тему проведения обрядов отчиток иеромонахом Владимиром Гусевым («Мы занимаемся вещами, которые непосредственно связаны с деятельностью патриарха, все остальное находится вне нашей компетенции»), но посоветовал обратиться в Синодальный отдел Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. Нам обещали ответить к Новому году.

Диана Хачатрян

27. 12. 2016


  • Германия это нравится

Все что я пишу это IMHO.


#11 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 16 Январь 2017 - 14:04

Православная Церковь всегда следовала словам Спасителя, что "сей род изгоняется только молитвою и постом" (Мф. 17, 21), то есть правильной подвижнической жизнью, благодаря которой христианин по мере смирения достигает бесстрастия и получает от Бога дар побеждения злых духов. Только достигший бесстрастия способен без вреда для больных и для себя вступить в открытую борьбу с духами тьмы. Однако таковых и в древности были единицы (3), а о настоящем времени и говорить не приходится. Поэтому священник, даже самый благочестивый, но дерзающий сам с помощью особых молитв и священнодействий ("ex opere operato") изгонять (отчитывать) злых духов "Иисусом, Которого Павел проповедует" (Деян. 19,13), рискует не только себя подвергнуть тому поруганию от них, о котором промыслительно повествует книга Деяний апостольских, но ввергнуть и бесноватого в еще большие болезни и страдания. Не имея дара Святого Духа, нельзя создавать видимость действия Его дара. Святитель Игнатий с горечью восклицал о подобных попытках: "Душепагубное актерство и печальнейшая комедия - старцы, которые принимают на себя роль древних святых Старцев, не имея их духовных дарований" (4).

Бесов могли изгонять только святые, и не из всех подряд, а лишь из тех, на которых указывал им Сам Господь При этом святые исцеляли "просто" молитвой, большей частью внутренней, невидимой для других, реже - внешней (см., например молитвы святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста), совершая таинства Покаяния, Соборования, Евхаристии, но без какого-либо специального заклинательного чинопоследования (5), поскольку таковой уже совершается над всеми верующими перед таинством Крещения и является освещением их акта сознательного отречения от сатаны и всех дел его.

Господь запрещал говорить бесноватым, и святые отцы категорически запрещали слушать их и входить в какой либо контакт с говорящими духами, теперь же во время отчитывания бесы получают полную свободу "проповедовать", вводить присутствующих в заблуждение, заражать их своим духом лукавства, гордыни, плотских страстей и т.п. Нередко при этом ведется телесъемка, которая распространяет бесовскую ложь на еще более широкий круг людей.

 

h ttp://profi-rus.narod.ru/pravoslavie/text/otchit.html


Все что я пишу это IMHO.


#12 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 16 Январь 2017 - 15:09

 А.И. Осипов. Путь разума в поисках истины
Глава V. Откровение B1.gif B1.gif B1.gif

 


§ 4. Экзорцизм.

     Прелесть, т.е. высокое мнение о себе, невидение своего духовного убожества, "смиренное" чувство способности к получению откровений проявляет себя в самых разнообразных формах. Чаще всего - это дерзкие попытки к пророчествам, к беспрекословному духовному управлению людьми (лжестарчество), к совершению чудес и знамений и т.д. Одним из подобных деяний является и распространяющееся в последние два-три десятилетия так называемое отчитывание (экзорцизм). 
     Занимаются им отдельные священники, не имеющие на то, как правило, благословения епископа, без которого, как известно, иерей в принципе не имеет права совершать ни одного священнодействия. Ссылки современных заклинателей на благословение духовника являются откровенным самооправданием, поскольку без благословения епископа любое священнодействие, и тем более отчитывание (как дело исключительное, не входящее в обычный круг обязанностей священника), превращается в деяние антиканоническое и греховное, губительно действующее и на заклинателя, и на больных. Лаодикийский собор (364 г.) постановил: "Не произведенным от епископов не должно заклинати ни в церквах, ни в домах..." (прав. 26). Очень важным при этом показателем духовного состояния отчитывающих священников является тот факт, что не духовники благословляют их на это, а они сами у духовников испрашивают благословения. 
     Экзорцизм имел место среди первых христиан в век чрезвычайных дарований. Однако и тогда изгоняли бесов только те христиане, которые получили этот дар Святого Духа. Они действовали по повелению Божию, а не по собственному произволению. В послании под именем святителя Климента Римского (I в.) "О девстве" аскетам-экзорцистам предписывается "...посещать одержимых злыми духами и творить над ними молитвы. Постом и молитвою пусть заклинают, не словами красными, отборными и изысканными, но как мужи, от Бога получившие дар врачевания". Этот дар Духа Святого был редким, а жаждущих изгонять бесов и в те времена было немало, в связи с чем уже "Постановления апостольские" (III в.) запрещают поставлять экзорцистов, мотивируя это тем, что "славный подвиг заклинания есть дело добровольного благорасположения и благодати Божией через Христа, наитием Святого Духа, потому что получивший дарование исцелений показуется через откровения от Бога и благодать, которая в нем, явна бывает всем". В V в. экзорцисты уже не упоминаются на Востоке. [54
     Православная Церковь всегда следовала словам Спасителя: "сей род изгоняется только молитвою и постом" (Мф. 17, 21), то есть строгой подвижнической жизнью. Правильная жизнь приводит христианина к смирению, достижению бесстрастия. И из таковых лишь немногим Господь ниспосылал дар побеждения злых духов. Все другие заклинатели, независимо от их сана, по учению Отцов, суть прельщенные и прельщающие, прикрывающие лишь выпрошенными благословениями отсутствие у себя этого дара Божия. 
     В Лавсаике читаем: авва Питирион "много беседовал с нами и с особенною силою рассуждал о различении духов, говоря, что некоторые бесы наблюдают за нашими страстями и часто обращают оные ко злу. Итак, чада, говорил он нам, кто хочет изгонять бесов, тот должен сперва поработить страсти: ибо какую страсть кто победит, такого беса и изгонит. Мало-помалу должно вам поработить страсти, чтобы изгнать демонов этих страстей". [55] Преп. Варсонофий Великий говорил: "Противоречить дьяволу прилично не всем, но только сильным о Боге, которым повинуются бесы; если же кто из несильных будет противоречить, бесы ругаются над ним, что, находясь в их власти, он им же противоречит. Также и запрещать им - дело мужей великих, имеющих над ними власть. Многие ли из святых запрещали дьяволу, подобно Михаилу Архангелу, который сделал сие, потому что имел власть? Нам же, немощным, остается только прибегать к имени Иисусову". [56
     Не достигнув, оказывается, бесстрастия и не получив дара Духа Святого к изгнанию бесов, нельзя заниматься таким страшным делом, внешне подражая великим святым! Только бесстрастный способен без вреда для больных и для себя вступить в открытую борьбу с духами тьмы. Однако таковых и в древности были единицы [57], а о настоящем времени и говорить не приходится. При этом святые, как правило, исцеляли и изгоняли бесов "просто" молитвой, большей частью внутренней, невидимой для других, реже - внешней (см. молитвы святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста) при совершении, например, таинств Покаяния, Соборования, Евхаристии, однако без какого-либо специального заклинательного чинопоследования [58], поскольку таковое имело место перед таинством Крещения. [59
     Великий подвижник св. Исаак Сирин (VII в.) предупреждал самочинных заклинателей: "Ты выходишь учить тех, кому уже шесть тысяч лет. А это (твое дерзкое прекословие) служит для них оружием, которым возмогут они поразить тебя, несмотря на всю твою мудрость и на все твое благоразумие". [60] В другом слове он говорит: "Кто … молит Бога и желает, чтобы в руках его были чудеса и силы, тот искушается в уме своем ругателем демоном и оказывается хвастливым и немощным в своей совести" [61
     Важно и следующее. По мысли Отцов, беснование попускается Богом тем людям, для которых этот путь оказывается наилучшим в приобретении смирения и спасения. Поэтому святые молились об исцелении не всех подряд, а лишь тех, на которых указывал им Сам Господь и которым исцеление послужит во благо. Ибо освобождение тела от власти злого духа, без соответствующего освобождения души может иметь самые отрицательные последствия для человека. "Освободившиеся от бесов, - по мысли блаженного Феофилакта Болгарского, - еще хуже становятся впоследствии, если не исправляются". [62] Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал в одном из писем: "Поминайте в молитвах Ваших болящую Д. которая предана судьбами Божиими сатане, да дух ее спасется... В духовном отношении такое наказание Божие отнюдь не служит худым свидетельством о человеке: такому преданию сатане подвергались многие великие угодники Божии... Гораздо маловажнее беснование, нежели принятие какого-либо вражеского помысла, могущего навеки погубить душу". [63] Св. Иоанн Златоуст говорил: "Между тем обременение демоном нисколько не жестоко, потому что демон совершенно не может ввергнуть в геенну, но если мы бодрствуем, то это искушение принесет нам блестящие и славные венцы, когда мы будем с благодарностью переносить такие нападения". [64
     Очень назидательным в этом отношении является разговор одного послушника со старцем протоиереем Алексием Зарайским о бесноватой девушке. "Я спрашивал о. Алексия, почему он не выгонит из нее беса, и он мне отвечал: почему он может знать, что на то есть воля Божия? Она причащается св. Таин, и если это нужно, то Христос ею принимаемый, Сам силен изгнать его; а если ей это служит крестом очистительным, то для чего же изгонять его?". [65
     Необходимо обратить внимание и на следующее. Господь запрещал бесам говорить через одержимых людей, и святые отцы категорически запрещали слушать их. В настоящее же время, когда для "отчитывания" собирается множество людей, бесы получают большие возможности "проповедовать" и заражать их духом лукавства, гордыни, плотских страстей и т. п. Их "проповедь" широко распространяется с помощью телесъемок, газет, журналов, в которых пространно цитируются лжесвидетельства этих духов. При этом не редко бесы изображают страх перед отчитывающими "старцами", публично называют их святыми, сильными, Божиими слугами, чем вводят в откровенный обман (прелесть) и самих "старцев", и простодушных верующих. Результаты бесовской лжи как всегда плачевны. У преп. Иоанна Кассиана Римлянина на этот счет имеется серьезное предупреждение: "Подчас бесы творят чудеса, чтобы вознести в надменность человека, который верит, что обладает чудесным даром, чтобы подготовить его к еще более чудесному падению. Они делают вид, что они горят и бегут из тел тех, где они пребывали, благодаря якобы святости людей, про нечистоту которых они знают". [66
     Приведенные высказывания святых красноречиво свидетельствуют об их отношении к серьезному для нашего времени вопросу целительства бесноватых. Из этих святоотеческих мыслей следует очевидный вывод: современный экзорцизм (отчитывание) - явление, духовно очень опасное. Оно исходит совсем не из харизматического века христианства, когда Дух Святой очевидно действовал в верующих, а из источника, о котором хорошо сказал преподобный Кассиан: "А кто желает повелевать нечистыми духами, или чудесно подавать здравие болящим, или являть перед народом какое-либо из дивных знамений, тот хотя призывает имя Христово, но бывает чужд Христа, поелику, надменный гордостью, не следует Учителю смирения... Посему-то отцы наши никогда не называли тех монахов добрыми и свободными от заразы тщеславия, которые хотели слыть заклинателями". [67
      Великое искушение для человека - стремление достичь здоровья и прочих земных благ любыми средствами, не взирая на тот вред, который может при этом быть для его души. Так называемое отчитывание наглядно это иллюстрирует. Современные люди просто не знают, какому риску подвергают они своих близких и самих себя, приходя на "отчитку". Священник же, "молитвою и постом" не получив от Бога дара изгнания бесов, и пытающийся сам, путем вычитывания молитв и прочих действий победить злых духов, красноречиво свидетельствует о себе. Святитель Игнатий с горечью писал о подобных "чудотворцах": "Душепагубное актерство и печальнейшая комедия - старцы, которые принимают на себя роль древних святых Старцев, не имея их духовных дарований". [68
     Заклинание духов в наше время, когда "оскуде преподобный", может иметь самые губительные духовные, психические и физические последствия, как в личном, так и в социальном отношениях, как для самих больных, так, естественно, и для отчитывающего. Преп. Амвросий Оптинский говорил: "Если не хочешь нести скорби, не берись помогать одержимым бесами. Преподобный Симеон Евхаитский советует уклоняться от одержимых злыми духами" [69]. Священник, дерзающий изгонять (отчитывать) злых духов "Иисусом, Которого Павел проповедует" (Деян. 19,13), рискует подвергнуть себя подобному же поруганию от них, о котором промыслительно повествует книга Деяний апостольских, а бесноватого ввергнуть в еще более тяжкие болезни и страдания [70].

 

http://www.wco.ru/bi...osip14/Main.htm


  • Еленаky это нравится

Все что я пишу это IMHO.


#13 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 16 Январь 2017 - 15:23

на сайте магов вот так пишут о требнике Петра Могилы:

 

А у Могилы есть вельми полезные от магии вещи. Как на пример:

~Последование молебное о избавлении недугующего от обуревания и насилия духов нечистых, и молитвы заклинательные тех же нечистых духов. 
~Последование молебное сопротив чародеяний, обаваний человек и скотов, домов же и мест, оплазняемых от злых мечтов. 
~Последование молитвенное над домом, или местом очародеянным, и оплазняемым от злых мечтов. 
~Последование молитвенное во время губительного мора скотов, или Божиим попущением грех ради наших, или множественнее злохитрением диавольским чрез лукавых человек чародеяния бывает. 
~Молитвы врачевския ко страждущим от духов нечистых и на всякую немощь.
И много другого полезна чего.

 

 

 

Московский собор признал неправославными не только сочинения Медведева, но и писания Симеона Полоцкого, Галятовского, Радивиловского, Барановича, Транквиллиона, Петра Могилы и др. О Требнике Петра Могилы сказано, что эта книга преисполнена латинского зломудренного учения и вообще о всех сочинениях малорусских ученых замечено, "что их книги новотворенные и сами с собою не согласуются, и хотя многие из них названы сладостными именами, но все, даже и лучшие, заключают в себе душе-тлительную отраву латинского зломудрия и новшества". В Москве утвердилось было мнение, что приходящие из Малороссии и Белоруссии ученые заражены латинскою ересью, что, путешествуя за границею и довершая там свое образование, они усваивают иноземные понятия и обычаи, что не следует слушать их и ездить к ним учиться. Говорили, что "вместо благословенного еллино-славянского учения, они преподают латинское учение, от которого ничего доброго нельзя надеяться, кроме противности и рати на святую церковь. 

http://www.magister....ar/kostom41.htm


Все что я пишу это IMHO.


#14 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 13:35

В официальном, общем Требнике присутствуют:

-Последование молебна за болящего

-Молитва на всякую немощь

-Молитва о храмине, стужаеме от злых духов

-Чин, бываемый на нивах, или винограде, или вертограде, аще случится вредитися от гадов или иных видов

 

Издательством Сретенского монастыря выпущен новый Требник. В нём собраны различные чинопоследования, до этого выходившие в разных изданиях.

Том III

  • Последование молебна о немощных, обуреваемых от духов нечистых и стужаемых.
  • Последование молебна ко отгнанию чародеяний и волшебных обаваний от человека.

 

 

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

а это т.н. чинопоследование на которое ссылаются любители экзорцизма оправдывая и обосновывая свое беснование:

 

 

"Последования молебные о избавлении от духов нечистых"

изд-во Фонда "Благовест", "Подворье Троице-Сергиевой Лавры", 1999 год: 

Из отзыва: 
"Собранные Чинопоследования чрезвычайно важны и вызваны проблемами современной духовной жизни и необходимы для пастырского душепопечения и противодействия волхованиям, знахарству, суевериям, экстрасенсам и т.д. Данное издание, как совершенно справедливо замечают составители, должно быть предназначено для ограниченного распространения, т.е., только в среде духовенства". 
Член Духовного Собора Троице-Сергиевой Лавры Магистр богословия архимандрит Макарий. 

Содержание
1. "Последование молебное о избавлении недугующего от обуревания и насилия духов нечистых, и молитвы заклинательные тех же нечистых духов", 
2. "Последование молебное сопротив чародеяний, обаваний человек и скотов, домов же и мест, оплазняемых от злых мечтов" 
3. "Последование молитвенное над домом, или местом очародеянным, и оплазняемым от злых мечтов", 
4. "Последование молитвенное во время губительного мора скотов, или Божиим попущением грех ради наших, или множественнее злохитрением диавольским чрез лукавых человек чародеяния бывает" 
5. "Молитвы врачевския ко страждущим от духов нечистых и на всякую немощь". 

 

4114.jpggallery_67_66_150974.jpggallery_67_66_4802.jpggallery_67_66_11804.jpgatt403.jpg

 

 

 

А давайте посмотрим ВНИМАТЕЛЬНО:

 

-книжица сделана в стиле молитвословий издаваемых издательством патриархии.

НО!

издана каким-то фондом "Благовест" при московском подворье Т-С лавры.

ЭТО НЕ ОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ!

 

-На сайте издательства, в списках изданной литературы оно отсутствует.

сами проверьте htt p://blagoslovenie.su/index.php?option=com_content&task=blogsection&id=30&Itemid=230

 

-Это не репринт требника Петра Могилы, это вольное сочинение, как утверждается в предисловии благословил РАБОТУ над этим уже почивший прт. Валентин (Мордасов). Проверить это благословение естественно уже невозможно.

Прямо АВТОР этого произведения НЕ УКАЗАН, НЕ ИЗВЕСТЕН!!!  

 

-Предисловие написано явно не в православном стиле, не подписано.

 

-Отзыв якобы написан архимандритом Макарием, членом духовного собора Троице-Сергиевой Лавры.

Это надо проверить.

 

-Явное ЛУКАВСТВО это якобы имеющееся благословение от патриарха Алексия II.

В то время никто НЕ ПРОВЕРЯЛ действительно ли патриарх давал такое благословение.

Имеется множество прецедентов когда ни патриарх, а зачастую даже указанный на обложке автор СЛЫХОМ НЕ СЛЫХИВАЛИ об эдаком творчестве.

 

Попробуем это выяснить.


Все что я пишу это IMHO.


#15 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 14:27

в этот список

Наименование изданий, прошедших экспертизу в Издательском Совете  РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

эта книженция не вошла.

http://www.izdatsove...es.php?letter=П


Все что я пишу это IMHO.


#16 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 14:52

посмотрел что у меня есть под рукой из богослужебных книг.

вот некоторые:

 

gallery_67_68_65414.jpggallery_67_68_39655.jpggallery_67_68_45674.jpggallery_67_68_92865.jpggallery_67_68_74392.jpggallery_67_68_114985.jpggallery_67_68_79422.jpggallery_67_68_147969.jpg

 

почувствуйте РАЗНИЦУ!

везде четкие исходные данные


Все что я пишу это IMHO.


#17 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 16:11

доверчивых граждан любят посылать к известным экзорцистам

о. Герману (Чеснокову) в Троице-Сергиеву Лавру или о. Пантелеимону (Ледину) в Псков.


Все что я пишу это IMHO.


#18 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 16:23

ну что ж...

да издательство Благовест действительно такую книгу выпускало, даже переиздавать намеревалось.

ТРЕБНИК ПО ОТЧИТКЕ

Прикрепленный файл  joxi_screenshot_1485001252599.png   453,61К   0 Количество загрузок:

 

только вот почему не раскрываются ИМЕНА  упомянутых "лучших московских специалистов того времени"?
Кстати специалистов в чем?
 
Откровенная ложь о том что книга прошла цензуру.
Цензуры в то время еще не было, да и все что проходило цензуру должно иметь соответсвующий документ. Где он?
Одобрение Духовного Собора также НЕВОЗМОЖНО без существования протокола, решения этого Собора.
Где он?
Врут....

Все что я пишу это IMHO.


#19 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 16:45

СВЯЩЕННИК И БОЛЬНОЙ (по материалам второй половины XIX – начала ХХ веков)

 

https://eu.spb.ru/im...fl2/131_169.pdf

 

В данной статье предпринята попытка охарактеризовать од- ну из областей взаимодействия крестьян и священника, а именно сферу оказания помощи больным. Прежде всего, следует оговорить, что поставленная задача не сводится к описанию мер, направленных на исцеление, поскольку «лечебными» практика- ми не ограничивалось участие священника в судьбе больных прихо- жан. Другими проявлениями его деятельности были напутствование, то есть приготовление умирающего к переходу в иной мир, и соборо- вание (елеосвящение), которые и будут рассмотрены наряду с лечени- ем. В статье я не буду ограничиваться изучением лишь крестьянских представлений — и точка зрения крестьян, и точка зрения священни- ков будут в центре нашего внимания. Это позволит взглянуть на вза- имодействие крестьян со священником как на своеобразное столкно- вение их взглядов, и, шире — двух культур: «культуры священника» и «крестьянской культуры». Лечение С точки зрения служителей церкви, всякая болезнь в человеке явля- лась следствием его греха (и, шире — грехопадения первочеловека) и слу- жила, по Божьей воле, для его вразумления. Материалы проповедей демонстрируют, что во второй половине XIX – начале ХХ веков священ- нослужители активно пропагандировали среди прихожан взгляд на бо- лезнь как на Божье попущение. Более того, одна из задач, которая сто- яла перед приходскими священниками, заключалась именно в том, чтобы убеждать крестьян искать причины заболевания лишь в Божьем произ- волении и не обманываться представлениями о «лихих людях», обладав- В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А ших силой напускать на человека болезнь. Ссылаясь на Писание, в ко- тором приводилось множество примеров Божественного исцеления (бук- вально — полученного от Иисуса Христа), священники призывали пола- гаться на помощь Господа — «Врача душ и телес наших». Молитва признавалась главным лечебным средством. Как писал проповедник, «один только всемогущий Господь Бог может исцелить всяк недуг и вся- ку язю в людях <…> К нему, братие, прежде всего прибегайте в болезнях ваших и Он всем вам дарует исцеление» (Брояковский 1903: 732). Не менее важным считалось покаяние. Комментируя библейскую историю об исцелении расслабленного (Марк 2: 5), автор одного из по- учений заключает: «“Чадо! Прощаются тебе грехи твои”, — говорит Гос- подь расслабленному. Не прямо исцеляет его, а отпускает ему грехи. Зна- чит, грехи бывают главною причиною наших болезней» (П. С. Б. 1903: 140). И далее: «Да, братие, душа наша всегда больна грехами, а от души болезнь сообщается и телу. А потому, чтобы отклонить от себя болезни тела, должно усерднее заботиться о выздоровлении души, об очищении ее от грехов чрез раскаяние и исправление. Когда душа будет здорова, т. е. чиста от грехов, тогда и тело не будет расслабленно» (Там же: 141). По- каяние и молитва, по мнению служителей церкви, являлись необходи- мыми условиями исцеления: «при недугах ваших и болезнях, обращайте взор свой не на других людей, а на самих себя, на свою жизнь и пороч- ные навыки, — сознавайте свои грехи и беззакония, за которые Бог по- пускает болезням и диаволу овладевать нами и — обращайтесь к Богу за помощью, с горячей молитвою, с сокрушением сердца и искренним по- каянием во грехах» (Левашов 1877: 159). Таким образом, церковь претен- довала на особое место в сфере оказания «лечебной» помощи, предлагая в помощь «недугующим» свои таинства и ходатайство богопоставленных священников. В народной медицине представления о греховной сущности че- ловека не являлись исчерпывающим объяснением происхождения различных, не похожих друг на друга, болезней. У крестьян сущест- вовало несколько объяснений причин заболевания, что определило на- личие различных подходов к лечению и необходимость в сосущество- вании разных специалистов. Оставляя за рамками исследования общую характеристику крестьянских взглядов на этиологию болезней, отметим лишь те из представлений, которые играли заметную роль в обращении к священнику. Во-первых, болезнь могла расцениваться как наказание за грехи и восприниматься как Божья кара. Во-вторых, болезнь могла интерпретироваться как действие нечистой силы и, что особенно для нас важно, как проникновение беса внутрь человека. В обоих случаях значимым для лечения становилась связь священника с «божествен- ным»: особое право священника на коммуникацию с Богом служило залогом успешности его молитв, а право выступать от Его имени наде- ляло властью изгонять бесов. Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А Известно, что, кроме поминания за проскомидией и во время екте- ньи, повсеместно существовала практика заказывать заздравные обед- ни, то есть «внеплановые» литургии, во время которых отдельно по- минался больной (Попов 1903: 258). Распространенным «лечебным средством», вероятно, являлись и заздравные молебны, отношение к которым крестьян трудно назвать однозначным. С одной стороны, ка- жется возможным допустить, что при любой болезни, в оценке которой важное место занимала идея божественного наказания, крестьяне при- бегали к молебнам. В этом смысле молебен был универсален и «лечил» всевозможные болезни, по той или иной причине рассматриваемые как Божья кара (ср. замечание В. Ф. Груздева о том, что крестьяне считали молебны «универсальным лечебным способом от всевозможных болез- ней» (Груздев 1923: 119)). В силу этого прагматика молебнов нередко была ориентирована на устранение причины заболевания — гнева Гос- подня, а само лечение приобретало комплексный характер, выражав- шийся в последовательном обращении к разным специалистам (дере- венским «знающим», паломникам, странникам, монахам). Ярче всего представления о Божьем наказании актуализировалась во время эпиде- мий: известно, что такого рода массовые бедствия расценивались кре- стьянами «как кара за общий грех и неправду людей» (Попов 1903: 16). В таких случаях общественные молебны, как правило, действительно входили в обязательный набор применяемых «лечебных» практик. Между тем, служители церкви отмечали, что в случае болезни мно- гие крестьяне в первую очередь искали помощи у деревенских специа- листов и лишь потом обращались к священнику с просьбой отслужить молебен. Как равнодушие к церковной молитве, так и вера в силу зна- харей оказывались в фокусе церковных поучений. Вероятно, для крес- тьян молебен далеко не всегда мог служить подходящим средством ле- чения по той простой причине, что он не всегда воспринимался как «лекарство», способное принести облегчение. Молебен как лечебное средство не был востребован, например, тогда, когда болезнь приписы- валась действию колдуна, наславшего «порчу». Сила «знахаря», а не собственная греховность или божественное вмешательство ставилась здесь во главу угла. Показательно в этой связи убеждение переславль- залесских крестьян в том, что «при порче, бают, молебен не помогает, а надо человека искать, чтобы отворожил» (Смирнов 1922: 9). Тогда, когда актуализировались иные представления о причинах недуга (от- личные от представлений о Божьей каре), на первый план выходили и иные способы борьбы с болезнью, что в свою очередь требовало помо- щи других специалистов. Другой отличительной чертой молебнов являлась их ориентация на получение помощи святых. Известно, что среди крестьян была распрос- транена вера в особое покровительство того или иного угодника в реше- нии той или иной проблемы, в силу чего святые получали «в свое заве- В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А дывание различные промыслы и хозяйственные заботы» (Г. Б. 1895: 115). Вероятно, можно говорить и о том, что в крестьянской культуре суще- ствовала и специализация угодников, покровительствующих больным, что, однако, требует оговорки о необходимости учитывать роль клири- ков в распространении подобных представлений. Трудно сказать, кому чаще принадлежала инициатива в выборе адресата молебна — священ- нику или прихожанам, — и как в целом происходил процесс популя- ризации святых покровителей. Это — вопрос, требующий отдельного рассмотрения. Отметим лишь, что некоторые христианские святые, чью особую благодать при избавлении от того или иного недуга признавали служители Церкви, были адаптированы и крестьянской заговорной тра- дицией. Интересно, что среди крестьян молебны святым имели гораздо большую популярность, чем молебны Господу. Эту особенность народ- ной религиозности отмечали сами священники: «чаще и усерднее он [крестьянин] обращается с молитвою к ходатайству и заступлению свя- тых нежели к благости и всемогуществу Спасителя» (Еремич 1862: 342). Вероятно, именно на уровне адресата проходила граница различного от- ношения к молебнам, что отразилось на их «использовании» в различных ситуациях: у Бога просили милости, а у святых — избавления от постиг- шего недуга. Показательно, что принцип специализации святых был ана- логичен принципу специализации знахарей, которые чаще всего стано- вились известны благодаря одной «заговорной специальности» (Попов 1903: 54). В этой связи интересен ответ старика-прихожанина, получен- ный священником на вопрос о здоровье дочери: «Я даже нарочно хотел идти к вам посоветоваться, что нам делать с нею; может какому святому отслужить, или человека такого поискать — до ворожки ее сводить…» (Кременецкий 1907: 199). И в случае с молебном («какому святому»), и в случае с «ворожкой» («человека такого поискать») требовалась узко- специальная помощь. Отметим и синонимичность действий: молебен святому и знахарское лечение выступали равнодопустимыми способами избавления от полученной болезни — в вопросах лечения священник и знахарь могли быть взаимозаменяемы. Говорить о том, что во время молебствования священник лечил, дос- таточно трудно, поскольку он выполнял скорее медиативную функцию, отсылая молитвы прихожан небесным силам. Тем не менее, успешность действия молитвы крестьяне нередко определяли силой молящегося, что справедливо не только для ситуации лечения болезней. Известность того или иного батюшки часто держалась именно на вере в особую действен- ность его молитвы. На допросе по делу о распространении ложных све- дений об отце Иоанне Кронштадтском тверской крестьянин Александр Егоров показал, что считает отца Иоанна «непростым батюшкой, а осо- бенным, получившим от Бога особую благодать, ибо если бы он не был таковым, — то народ русский не искал бы его молитв и не приходил бы к нему из дальних мест за благословением» (ЦГИА. Ф. 19. Оп. 88. Д. 56. Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А Л. 1). За освященной водой отца Григория Чекряковского крестьянки приходили из дальних мест, полагая, что она имеет особую целительную силу: «На что берешь воду? Куда столько?» — «Батюшка! Я — дальняя. Себе беру, да соседи просили. Твоя водица-то скольким от болезней по- могла. Безпременно наказывали и на ихнюю долю воды твоей хоть по чуточке принести» (Нилус 1999: 304). Между тем сила священника могла определяться не только благода- тью, дарованной от Бога. В одном из приходов Ярославской губернии новопоставленный батюшка столкнулся с верой в то, что «молитвы свя- щенника до тех пор, пока он не обвенчает свадьбы, особенно действен- ны и потому в первое время к новопоставленному священнику прихо- дит много народа с просьбой «почитать канон» над болящим» (Z. 1901: 424). Представления о том, что молитва священника обладала большей или меньшей силой в зависимости от того, венчал ли священник свадь- бу, на мой взгляд, могут быть сопоставимы с особой верой крестьян в силу молитв иеромонахов, которые, как известно, никогда не совер- шали обряд венчания. В некоторых приходах Даниловского уезда Ярос- лавской губернии именно к иеромонахам монастыря крестьяне обра- щались с некоторыми требами, в том числе — с просьбой прочитать над больными «страшные молитвы» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1748. Л. 12). Венчание, представлявшее собой самый мирской из церковных обря- дов, как бы делало мирским и самого священника, пятнало его сопри- частностью человеческому и лишало его молитвы особой благодати — той силы, которой обладали молитвы монахов, покинувших мир и жи- вущих в постоянном общении с «божественным». Как было отмечено выше, особую группу болезней составляли такие, происхождение которых видели в непосредственном вторжении нечис- той силы внутрь человека. Излечение в таком случае требовало изгнания беса и предполагало обряд «отчитывания», который составлял главную лечебную процедуру и заключался в чтении специальных молитв. В ка- честве отчитывания священники практиковали чтение так называемых «страшных» молитв1 . «Нередко крестьяне прибегают к чтению над боль- ным “страшных”, т.е. заклинательных молитв св. Василия Великого, счи- тая, что все болезни происходят от действия вражия и что оне напуска- ются на людей колдунами по ветру — отсюда, по верованию народа, и бывает “прытка”, и “родимец”, и “усовий”, и “утюм”» (Балов 1889: 4; см. также Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1831. Л. 6). Больше всех, по представ- лениям крестьян, нуждались в «страшных» молитвах младенцы и клику- ши, попавшие под власть нечистой силы или одержимые ею2 . Замечу, что инициаторами отчитывания часто бывали сами крес- тьяне, в то время как для священников необходимость чтения «страш- ных» молитв нередко была сомнительна. Это, прежде всего, касалось просьб отчитать больных младенцев — действия нечистой силы в та- ких случаях были очевидны только для крестьян. В то время, как кре- В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А стьяне считали новорожденных легко уязвимыми для порчи и напа- док нечистой силы, священники полагали, что младенцы, будучи чи- стыми и безгрешными, не могут находиться под влиянием бесовских сил: «Другие [священники] чтение их [страшных молитв] над младен- цами признают делом не только бесполезным, но и неприличным, потому что неповинные греху младенцы совершенно свободны (буд- то бы) от влияния темных сил: и с недоумением спрашивают своих со- братов: на каком основании читают они молитвы эти над младенца- ми?» (А. К. 1869: 348). Как отмечал А. Балов, «таких священников, которые бы читали страшные молитвы, не много. В большинстве слу- чаев священники убеждают баб лучше приобщить ребенка св. Таин, рассказывая, что страшные молитвы следует читать только для изгна- ния нечистого духа. Но убеждения эти в большинстве случаев ни к че- му не ведут, и священник в виду усиленных просьб читает страшные молитвы» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826. Л. 16). Основной группой больных, которые, по мнению крестьян, нуж- дались в отчитывании, были кликуши. Для избавления их от одержи- мости искали специалиста, который внушал «вселившемуся предме- ту оставить тело больной» (Бирюкович 1893: 76). Таким специалистом мог быть и приходской священник. Между тем не всякий батюшка обладал достаточной силой: иногда «страшные молитвы» следовало читать в трех разных церквях, после чего возить больную «по монас- тырям, по знахарям, по шептуньям» и в случае неудачи надевать на нее хомут (Архив РГО. Раз. 47. Оп. 1. Д. 49. Л. 10). Вероятно, однако, что приходские священники, сами того не желая, чаще диагностировали болезнь, чем выступали в роли экзорциста: приближение священни- ка в той же мере заставляло демона обнаружить свое присутствие в че- ловеке, в какой и запах ладана, вид чудотворной иконы, колокольный звон, пение Херувимской песни и т. д. Следует отметить, что признание церковью бесоодержимости кли- куш поддерживало популярность церковного «отчитывания» среди крестьян. Однако во второй половине XIX века среди священнослу- жителей были распространены и другие взгляды на феномен клику- шества. Не отрицая возможность вселения беса в человеческое тело, некоторые представители просвещенного духовенства выступали про- тив веры в существование порчи. Представления крестьян о волшеб- стве, посредством которого «лихой человек» мог подсадить нечисто- го духа, расценивались как суеверные, а сами «волшебники» — как «самообольщенные обманщики»: «никакой посторонний человек не может иметь в этом бедствии ни малейшего участия» (Красовский 1869: 353–354). Как отмечал священник Аркадий Левашов в своем по- учении, «…посадить в другого беса — этого не может сделать никакой изверг, хотя бы и желал. Бес входит в человека сам собою, без всякого злого посредника человеческого, и входит тогда лишь, когда попустит Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ему это, за наши грехи и для нашего вразумления, Сам Бог, без воли Которого, по слову Божию, и волос с головы нашей не пропадет…» (Левашов 1877: 159). Такой взгляд на кликушество, этиология и сим- птоматика которого (в рамках крестьянской культуры) были нераз- рывно связаны с представлениями о колдовском влиянии, отразился и на оценке явления — священники нередко видели в кликушестве притворство. В то время как отмеченный подход не выходил за рамки церковного дискурса и не являлся «изобретением» второй половины XIX века, при- влечение естественнонаучных объяснений феномена кликушества мож- но считать характерной чертой указанного периода3 . Специфика поре- форменной ситуации заключалась в том, что среди духовенства стал распространяться внешний, появившийся за пределами церкви, взгляд на кликушество (и шире — на другие заболевания, среди крестьян счи- тавшиеся следствием порчи), характеризующий явление в терминах ме- дицины. Апеллирование к здравому смыслу стало в один ряд с обра- щением к авторитету Священного Писания4 . Признавая кликушество болезнью, священники вслед за врачами искали ее «естественные причины»: так, выкликание могло объясняться горячкой и беспамят- ством больного (Там же). Параллельно с утверждениями о притворстве высказывались предположения о наличии схожей симптоматики раз- ных заболеваний, что объясняло массовый характер «кликушества». В частности, священник Петр Красовский писал, что «есть некоторые естественные болезни, очень сходные с беснованием, в которых бесы нисколько не участвуют. После страданий, смерти и воскресения Хри- ста-Спасителя сила демонов ослабела, и истинное беснование людей, принявших св. крещение и исповедующих спасительную веру, должно быть явлением чрезвычайным и редким» (Красовский 1869: 354). В указанный период на страницах церковных периодических изда- ний начал пропагандироваться критический взгляд на явление кликуш в приходе: «Как только появились болезни, которые народ стремился приписать разного рода чарам нехороших людей, необходимо произве- сти самое тщательное расследование, откуда и в чем проявляется бо- лезнь. С самых первых шагов ознакомления с больными нужно всеми мерами устранять всякие мысли о порче» (Колдуны и кликуши 1894: 150). Одновременно с этим «возможность единения пастырей с прихо- жанами в воззрениях на колдовство и разного рода чары» расценивалась как непрогрессивная и несоответствующая современному высокому уровню православного духовенства (Там же: 173). Для нас важно отме- тить, что указанный подход иначе решал и проблему лечения. Вместо отчитывания больным теперь следовало предлагать медицинскую по- мощь: «…все старание его [священника] должно быть направлено к то- му, чтобы уговорить считающих себя порченными как можно поскорее идти к врачу. Это необходимо затем, чтобы болезнь не давала повода В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А к толкам. И раз медицинская помощь будет оказана, это разубедит крестьян в могуществе колдуна и остановит их недовольство» (А. Х. 1894: 153). Таким образом, право лечить кликуш делегировалось врачам, в то время как для священников главной становилась задача просвеще- ния и борьбы с суеверием. Итак, во второй половине XIX века представления духовенства о кли- кушестве отличались удивительной вариативностью. Единственным оп- лотом традиционного отношения к кликушам оставались монастыри, которые продолжали успешно конкурировать со «знающими» и при- тягивать к себе множество паломников. Как отмечал Н. В. Краинский, именно монастырям принадлежала «большая, если не первенствующая» роль в развитии кликушества в России (Краинский 1901: 215). К сожалению, подробных описаний взаимоотношений кликуш с приходскими священниками известно не так много. Именно поэ- тому хотелось бы подробнее остановиться на свидетельстве одного сельского батюшки, которое может служить примером просвещенного взгляда на кликушество. Приведу отрывок из воспоминаний. «В пер- вую же обедню, по приезде моем в приход, во время пения “Херувим- ской”, открылось много “порченых”, “кликуш”. Как только запели “Херувимскую”, я слышу: “и! и! а! а!” И то там хлопнется на пол жен- щина, то в другом месте, местах в десяти. Народ засуетился, зашумел. После обедни, когда я вышел с крестом, я велел подойти ко мне всем “кликушам”. Все они стояли до сих пор смирно, но как только я ве- лел подойти, — и пошли ломаться и визжать. Ведут какую-нибудь че- ловек пять, а она-то мечется, падает, плачет, визжит! Я приказываю бросить, не держать, — не слушаются: “Она убьется, — отвечают мне, — упадет, а пол-то ведь каменный!” — “Не убьется, оставьте”, — говорю. Отойдут. Баба помотается-помотается во все стороны, да и по- дойдет одна. Так все и подошли. Я строго стал говорить им, чтобы они вперед кричать и бесчинничать в храме Божьем не смели, и наговорил им целые кучи всяких страхов: что я и в острог посажу и в Сибирь со- шлю, словом — столько, что не мог сделать и сотой доли того, что на- говорил я им. Потом велел им раз по пяти перекреститься и дал при- ложиться ко кресту. Велел народу расступиться на две стороны и всем кликушам на глазах всех идти домой. Я имел в виду настращать и при- стыдить. В следующий праздник закричали две-три только. Я потол- ковал и с ними. Таким образом, к Пасхе у меня перестали кричать со- всем» (Сельский священник 1880: 466–467). Вероятно, этот эпизод в церкви имел два плана содержания. Дей- ствия священника, направленные на борьбу с притворщицами-«клику- шами», являлись в глазах крестьян ничем иным, как заклинанием бе- сов. Строго говоря, разница заключалась в том, кому приписывались угрозы священника: в то время как батюшка говорил с кликушей, при- хожане полагали, что он говорит с подсаженным демоном. Двусмыслен- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ность ситуации строилась на представлении о том, что кликуша обла- дала двумя «я» (она сама и бес, который в ней сидел). Любое обраще- ние батюшки к женщине могло быть расценено окружающими как об- ращение к бесу5 . Тот факт, что священник не употреблял в диалоге имени адресата, во многом способствовал разночтению. Для сравнения можно привести отрывок из воспоминаний другого священника, кото- рый верил в бесоодержимость и, вероятно, отдавал себе отчет в необ- ходимости выбора партнера при диалоге: смена адресатов при направ- лении команд то больной, то бесу выражалась в смене имен. «“Силою креста Христова повелеваю тебе, дух злой и нечистый выйти из рабы Божией Агриппины”, — говорю я, не переставая крестить больную <…> “Говори, крест!” — обращаюсь я к больной. “Погоди, погоди!” — как бы умоляет она. “Не хочу годить нисколько, и не с тобой говорю я, бес нечистый, — я обращаюсь к тебе, раба Христова Ариппина: говори — “крест”!”» (Отрывки 1877: 409–410). В случае со священником-скептиком, приведенным чуть выше, не только безымянность в обращении способствовала разночтению. Само поведение священника, как кажется, находило явные параллели с ро- лью экзорциста при «отчитывании». Так, строгость и жесткость батюш- ки по отношению к «кликушам» (вспомним его желание «настращать») были созвучны повелительному тону заклинаний. В заключение своей речи священник заставил «кликуш» креститься и прикладываться к кре- сту. С его точки зрения, вероятно, акт символический — повеление на- ложить избыточное число крестов (пять) свидетельствует о желании продемонстрировать «миру» отсутствие у «кликуш» «страха святостей» и мнимость их болезни. С точки зрения крестьян — это продолжение ритуала, закрепление победы над бесом и одновременно свидетельство его изгнания. Понятно, что деятельность священника по искоренению клику- шества не вызывала протеста постольку, поскольку сами крестьяне расценивали кликушество как нежелательное явление. Однако крес- тьяне видели в «борьбе» возможность избавления от болезни, а свя- щенник — способ разоблачить ее мнимость. Для священника борьба означала победу над массовым притворством: «Я не объясняю причин явления “порченных”; не говорю и того, хорошо ли я поступал с ними, или нет. Я излагаю только факты и могу сказать, что к концу года в приходе моем не осталось ни одной “порченной”. Теперь же о “пор- ченных” нет и помину» (замечу устойчивое авторское использование кавычек при написании слов «порченные» и «кликуши») (Сельский священник 1880: 468). Крестьяне же рассматривали исчезновение бес- новатых как их излечение, которое, по представлению крестьян, могло быть под силу только «знающему». «За то я тогда прослыл сам колду- ном, да таким, что сильнее всех», — писал священник (Там же). Таким образом, священник, добившись исчезновения кликуш, не добился В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А искоренения веры в кликушество, а его борьба только способствова- ла сохранности представлений. В целом действия священников могли рассматриваться как отчиты- вание, когда народная этиология того или иного заболевания предпо- лагала наличие представлений о вселении беса. Пьянство, например, являлось такой болезнью, для которой заклинание могло служить спо- собом избавления от недуга, поскольку «о страдающих запоем народ ду- мает, что они проглотили маленького чертика, когда тот плавал в рюм- ке вина» (Г. Б. 1895: 109). Неслучайно поэтому, что в деятельности священников по искоренению пьянства крестьяне иногда видели ма- гическое воздействие на демонов. Как вспоминал, например, один свя- щенник, «слух о нашем обществе трезвости распространился по сосед- ним приходам. Иные даже рассказывали, что в моем приходе никто не пьет вина, и что я знаю какую-то особенную молитву, которою отчиты- ваю от пьянства» (Из жизни 1898: 227). В селе Тушино (Московская гу- берния) идущих вступать в Нахабинское Общество трезвости мальчиш- ки провожали словами: «Ну, вы, нахабинцы, куда? — отчитываться!» (Орлов 1899: 25). Мне представляется, что практика избавления от пьянства заслужи- вает особого внимания, поскольку деятельность священников по иско- ренению этого недуга в последней трети XIX — начале XX веков игра- ла заметную роль в приходской жизни. Крестьянские представления о природе пьянства были сопоста- вимы с этиологией заболеваний вообще. В Новгородской губернии существовало поверье, будто «нечистый опускает в бочку вина осо- бую запойную каплю, обладающую удивительными свойствами: вы- пивший ее или упивается до смерти, или начнет пить запоем» (Демич 1904: 127), а в Саранском уезде Пензенской губернии верили в существо- вание белых червей, заводящихся в бочке с вином: «Достав их и подойдя к кабаку, пускают червей ползти по земле. Тот из них, который поползет к кабаку — вреден. Стоит такого червяка высушить, истереть в порошок и подсыпать в кушанье кому-нибудь, и тот человек станет пить запоем» (Там же: 127–128). Можно вспомнить также и то, что по мнению кресть- ян вино, как и табак, изобрел черт (Сольвычегодский уезд — Там же: 127; Владимирская губерния — Быт 1993: 123)6 . Вероятно, употребление спиртных напитков превращалось в болезнь тогда, когда теряло свою ритуальную приуроченность. «Пить запоем» и означало собственно пьянство, избавление от которого приобретало все черты лечения: обращение к специалистам, использование трав, за- говоров, магических приемов и т. д. (см. об этом подробно Демич 1904). Однако еще В. Ф. Демич, врач по специальности, обратил внимание на то, что среди всех мер, направленных на лечение, в отдельную группу выделяются действия, осуществляемые «самими алкоголиками». В то время как жены пьющих мужей различными способами (нередко тай- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ком) пытались вызвать отвращение к вину7 , пьяницы в надежде изба- виться от «запойной страсти» давали обеты, по выздоровлении служи- ли молебны перед иконой святого мученика Вонифатия и преподобного Моисея Мурина, ставили свечки определенной цены или веса, делали вклады в монастыри и т. п. (Демич 1904: 141). Интересно, что именно в лечении пьянства немаловажную роль сыг- рало представление о греховной сущности этого недуга, которое разви- валось под воздействием проповеднической деятельности священников (заслуживает внимание определение, вынесенное в название одной из проповедей: «Пьяница есть нарушитель всех заповедей Божиих» — Пья- ница 1873: 757)8 . При таком подходе избавление от пьянства рассмат- ривалось как избавление от греховной страсти, порока или, по расхо- жему выражению проповедников, как «спасение погибающих из болота дьяволова». Личное раскаяние в таких случаях являлось необходимым звеном в излечении от пьянства. По воспоминаниям одного священни- ка, его прихожанин, страдавший «болезнею жестокого запоя», в тече- ние нескольких лет «ежедневно читал со слезами на коленях молитву своему ангелу-архистратигу Михаилу об избавлении от запоя, часто, весьма часто, ходил в храм к богослужению, где, не обращая внимания ни на что, на коленях со слезами жарко молился Богу. У нас не прохо- дило ни одной встречи с ним ни в доме, ни на улице, чтобы он с теми же слезами и поклонами не просил молиться и “вынимать части” за него. От того нередко во время болезненных припадков, я удостаивал его св. Таин, по надлежащем очищении души и тела исповедью и мо- литвою. Об исповеди его и говорить нечего. Душа его была настроена к постоянному сознанию своей греховности пред Богом, так что, если бы у меня достало терпения, он готов был каждый день исповедывать свои согрешения» (Беляев 1862: 202–203). Раскаяние, вероятно, неред- ко превращалось в исповедь грехов перед священником и таким обра- зом приобретало обрядовую форму. В таких случаях и способы лечения дублировали способы наказания согрешивших и выражались, напри- мер, в наложении епитимьи: «Пришел я к батюшке, <…> упал ему в ноги и говорю: что мне делать, чтобы избавиться от пьянства? Он дал мне наставление и наложил епетимию: велел ежедневно утром и вече- ром приходить к нему в дом и вместе с ним молиться пред образом Бо- жьей Матери, а в обед совершать молитву с поклонами дома, при чем хмельных напитков и в рот не брать. Через два месяца я уже не чувст- вовать влечения к выпивке» (Поляков 1900: 580–581). По сведениям П. И. Полякова, другой пьяница «был излечен епитимиею, заключа- ющеюся в том, что больной должен был в течение двух лет говеть каж- дый из постов православной церкви и при всяком побуждении к выпив- ке приходить к священнику» (Там же: 581). Со второй половины 80-х годов XIX столетия приходские священники начали втягиваться в борьбу с народным пьянством, организовывая на В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А местах Общества трезвости9 . Несмотря на то, что развитие трезвенничес- кого движения в России во многом обязано деятельности духовенства, следует признать, что поначалу священники нередко проявляли равно- душие или даже неприязнь к «новшеству», инициаторами которого были представители сельской интеллигенции. Учитель П. И. Поляков, начав- ший борьбу с народным пьянством в 1885 году, вспоминал: «На первых же шагах нашей деятельности мы встретили чрезвычайные затруднения и самое большое из них: равнодушие и даже враждебность со стороны ме- стного духовенства, в сильной степени поддававшегося влиянию пьяной атмосферы» (Там же: 564). Учитель С. А. Рачинский, стоявший у истоков трезвеннического движения и опубликовавший свои воспоминания об организации Общества трезвости (1882 год, Тверская губерния), в лич- ной переписке делился с одним из корреспондентов-священников сво- ими мыслями о роли духовенства: «Не сомневаюсь, что если бы приня- лись за дело священники, они придумали бы и устроили гораздо лучше. Но на это надежды мало» (Соколов 1894: 17). Между тем, по сведениям Н. И. Григорьева, уже в 1892–1893 году большинство трезвеннических организаций составляли церковно-приходские Общества трезвости, воз- главляемые духовными лицами (Григорьев 1894). Несмотря на то, что приходские священники во многом руководствовались указом Священ- ного Синода от 1889 года10, было бы ошибочно полагать, что ведущая роль священников в борьбе за трезвость крестьян основывалась только на постановлении сверху. П. И. Поляков, в 1900 году11 уже возглавлявший одно из крупных Обществ трезвости и ведущий активную переписку с трезвенниками из различных российских губерний, отмечал, что без де- ятельного участия священников на местах трезвеннические движения, как правило, затухали или не находили поддержки среди крестьян; там же, где священники выступали активными борцами за трезвость, движе- ние находило многих сторонников. «Одним словом, только придя под сень Церкви православной и руководство духовных лиц, идея отрезвле- ния народа нашла более или менее солидное осуществление и примене- ние в общественной жизни» (Поляков 1900: 566). Опубликованные в жур- налах письма свидетельствуют, что необходимость участия священников в борьбе за трезвость была продиктована снизу: сами крестьяне искали поддержки священников и не решались стать членами Общества без бла- гословения батюшки. Такое отношение к роли священника заслуживает объяснения. Дело в том, что тезис о безусловной трезвости, проповедуемый сто- ронниками трезвеннического движения, вызывал среди крестьян ро- пот. Абсолютная трезвость, то есть полный отказ от употребления спиртных напитков, не соответствовала представлениям о православ- ности и церковности. Выявлению этого противоречия немало способ- ствовали сами священники, нередко видевшие в трезвости стремле- ние поколебать обрядовую сторону веры — известно, какое почетное Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А место занимает вино в церковном обиходном уставе. Организованный характер трезвеннического движения возбуждал у духовенства подо- зрения в массовом отступлении от церковного учения, а сами Обще- ства трезвости нередко смешивались с сектами. «Признанию духо- венством научного принципа абсолютной трезвости в деле борьбы с пьянством мешает то обстоятельство, что этот принцип составляет краеугольный камень многих современных сект и раскольнических ассоциаций, с которыми духовенство, так сказать, юридически обя- зано вести борьбу» (Там же: 581). Проповеди против пьянства, которые читали священники, чаще сводились к агитации за умеренное потреб- ление спиртных напитков. В этом отношении показателен случай, увиденный и описанный П. И. Поляковым. После проповеди двое крестьян поделились со священником своим желанием полностью от- казаться от водки, на что получили ответ: «“Надо делать так, как цер- ковь велит” — “Но церковь велит, вы сами нам давеча сказывали, ве- лит: “если пища соблазняет брата моего — не буду есть и мяса во веки” — робко замечает прихожанин. — Так уж благословите держать- ся этого церковного правила… Вот я с моим товарищем решили совсем не употреблять спиртных напитков и в этом желаем дать в церкви обет” — “Это пустое. Зачем связывать себя?” — “Но вы же, батюшка, сами только что сказали, что надо бороться с соблазнами. Мы и хочем бороться…” — “И сектанты тоже борются с соблазнами, — строго заметил батюшка, — однако заблуждаются и достойны порицания”» (Там же: 579–580). Богоугодное поведение, знание о котором делегировалось священ- нику, включало правила потребления спиртных напитков. В этом смыс- ле мнение священника, как представителя церкви, являлось для крес- тьян авторитетным свидетельством должного отношения к трезвости. Так, П. И. Поляков вспоминал, что на все его настоятельные и доказа- тельные убеждения бросить обычай пить крестьяне упорно отвечали одно и то же: «“Нет, уже коли наш батюшка пьет и нам запрету не кла- дет — хоть и помрем, а пить не перестанем. Потому — он наш батюшка духовный, так как же мы против него пойдем и учить его станем? А вот как сделает он нам наставление не пить, тогда дело другое: отца духов- ного мы должны слушаться” — “Ну, на вот книжечку, сам прочитай, смекни, и другому дай, — предлагали мы грамотным” — “Нет, — одно- образно отвечали те, — зачем нам? Отнесите священнику. Коли оно будет пользительно и законно, так и нам велит прочитать”» (Там же: 565). Законность трезвости — главный лейтмотив истории борьбы с пьянством: там, где священники выступали противниками движения, они нередко акцентировали богопротивный и антигосударственный характер трезвости (Там же: 567). Таким образом, желание стать трезвенником требовало благослове- ния, то есть одобрения, духовного отца, а религиозные коннотации В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А трезвости делали предпочтительным священническое руководство Об- ществом12. Так, из Вятской губернии П. И. Полякову сообщали: «Как получили мы от вас книжечки “что такое Общество Трезвости” и лис- ты и “Трезвое слово”, тотчас стали нашим крестьянам читать, где при- дется: на улице, в правлении, в церковной сторожке… Сперва многие не одобряли, а потом захотели, чтобы и в нашем селе было все устрое- но так, как у вас. Стали мы говорить священнику — он не соглашался, а без него невозможно. Он бы согласился, да дьякон очень усиливается за пьянство. Но мы в одно воскресенье сговорились всем приходом, и как только священник вышел после обедни из церкви, то мы все сто- яли в ограде и не расходились; сняли шапки и остановили священни- ка. Он удивился и спросил, что нам надо. А мы все отвечали, что жела- ем, чтобы у нас была трезвость. И стали ему все рассказывать, как у вас устроено чтение, чайные и проч. Он сказал, что подумает и рассмотрит наши книжки и устав; если дело богоугодное, то отчего же не устроить… Вот мы теперь ожидаем благословение и решения от нашего священни- ка» (Там же: 569–570). Деятельность церковно-приходских Обществ трезвости предполага- ла разрешение епархиальных властей, которое одновременно служило га- рантией законности Обществ и богоугодности трезвости. Законность трезвеннического движения в глазах крестьян во многом подкреплялась и членством авторитетных лиц. В селе Суны (Вятская губерния, 1892 год) устав Общества трезвости по каким-то причинам не был подписан архи- ереем. Это дало повод противникам движения — сельской интеллиген- ции — внушить крестьянам, «что записываться в Общество Трезвости страшный грех и что само духовное начальство не одобряет этого». Кре- стьяне усомнились в пользе Общества, потеряли к нему доверие и стали «выписываться». Спасло ситуацию только вступление в Общество земс- кого начальника и о. Иоанна Кронштадтского (ъ 1896: 23). Интересно, что там, где трезвенники ощущали идеологическое давление со стороны недоброжелателей, они умышленно демонстрировали свою преданность церкви. В одном из приходов Шуйского уезда Владимирской губернии десять человек крестьян «написали условие быть трезвыми в течение года» и получили одобрение местного священника. Из собранных денег они сделали вклад на построение Варшавского собора и передали 7 руб- лей на ремонт своего приходского храма, «желая удостоверить, что мы не отщепенцы от святой церкви, как многие нас обзывали» (Евтов 1896: 20). Можно отметить, что для ощущения богоугодности трезвого образа жиз- ни особую роль играла церковная атмосфера вступления в общество: оно, как правило, происходило в церкви, сопровождалось молебном, окроп- лением святой водой, целованием креста, Евангелия и вручением в дар крестика или иконы. Показательно, что именно в рамках деятельности Обществ трезвости идея покаяния, проповедуемая церковью, нашла широкий отклик сре- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ди крестьян и приобрела особую актуальность. Главным требованием для будущего члена было личное желание бросить пить, которое подразуме- вало покаяние в грехе пьянства. Недаром священники отмечали, что не- которые пьяные просили записать их в «трезвое общество» «с сердечным сокрушением и слезами» (Из жизни 1898: 222). Лечение здесь было со- поставимо с духовным очищением (см., например, усмешки в адрес трез- венников: «в спасенье пошли — прямо в святые угодите» — Там же: 175). Вступление в Общество предполагало решение дать обет Богу, согласно которому человек отказывался от употребления спиртных напитков на определенный срок (три месяца, полгода, год, всю жизнь). Можно ска- зать, что обет перед Богом («завет», «клятва», «зарок», «присяга») являл- ся стержнем деятельности Обществ трезвости и одним из ключевых мо- ментов избавления от алкогольной зависимости. Вместе с тем именно по отношению к обетам мы повторно сталкива- емся с представлением о незаконности деятельности Обществ. Так, про- тивники движения приравнивали обет к клятве и усматривали в этом на- рушение заповеди Божией (Мф 5: 34–37). По воспоминаниям одного священника, ученик однажды спросил его: “Можно ли, батюшка, не за- писываться в общество, а все-таки не пить вина?” Его оказывается, сму- тил некий странник, останавливавшийся у его родителей и проповедо- вавший, может быть с целию самооправдания, что зарекаться пить вино грешно» (Из жизни 1898: 223). Веский аргумент против обычая давать обет противники находи- ли также и в том, что некоторые из давших зарок нарушали свое обещание и грешили перед Господом. Между тем, именно расска- зы о клятвопреступниках поддерживали веру в силу обета и значи- мость события. В конце XIX века среди алкоголиков был широко известен священник села Нахабино (Московская губерния) отец Сергей Пермский, которому приписывалась особая сила в лечении пьянства. Несмотря на то, что организованное им Сергиево-Наха- бинско-Баньковское Общество трезвости в целом не отличалось от других ему подобных, число его членов на седьмом году существо- вания составляло 30 945 человек, причем с желанием бросить пить приходили в Нахабино не только представители крестьянского со- словия (Орлов 1899: 12). На пути в село Нахабино существовал трак- тир, где паломники напоследок предавались своему греху. И. С. Ор- лов, проделавший путешествие по маршруту пьяниц с целью узнать о деятельности отца Сергия Пермского, точно отметил значение этого придорожного трактира: «Он является сосредоточением всех тех слухов и рассказов об обществе и учредителе его, священнике о. Пермском, которые теперь циркулируют на святой Руси, поддержи- вая значение общества в глазах публики» (Там же: 22). Как писал очевидец, «многие из паломников, наслушавшись ужасов о том, как карает святой угодник Сергий, Радонежский Чудотворец, клятвопрес- В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А тупников, нарушивших обет не пить хмельных напитков, и не чувствуя силы исполнить зарок, уходят обратно в Москву <…> Все эти рассказы ажитируют паломников и значение акта, на который они идут, в их гла- зах вырастает в крупное религиозное событие, о котором, прежде чем его совершить, надо серьезно подумать» (Там же: 25). Случаи наказаний клятвопреступников рассказывал в церкви и отец Сергий, прежде чем «взять клятву» у каждого из вновь прибывших пьяниц. По уставу Обществ трезвости зарок выражался в чтении обещания13, хотя, вероятно, не всегда приобретал именно такую форму. Значение церковной молитвы и обета четко подметил отец А. Державин: «Мужи- чок, умный и способный, был рабом вина и пропадал… Этим пьянством он довел себя до нищенства, был на краю гибели. Но вот пришла ему благая мысль попросить помощи у Бога. Съездил он к о. Сергию, по- молился, дал обет трезвости — и с тех пор не пьет совершенно… Есть другие трезвенники. И что особенно замечательно, все они приписы- вают свою трезвость божественной помощи, все считают необходимым для этого непременно молитву и обет в церкви перед крестом и Еван- гелием» (Державин 1909: 83)14. Замечу, что целование креста и Еванге- лия представляло собой цитату одновременно из двух обрядов: исповеди и присяги (по поводу «обрядности» присяги см. указание на то, что кре- стьяне «смотрят на присягу не как на принудительство, а как на церков- ный обряд, необходимый для открытия истины <…> нарушить прися- гу, значит веру потерять» — Ярославская губерния; Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1810. Л. 14–15). В любом случае, вступление в Общество при- обретало ритуальное значение: желавший вести трезвый образ жизни по окончании срока обета повторно проходил процедуру. Особо хотелось бы отметить то значение, которое придавали крес- тьяне «записыванию» в общество трезвости. Один из крестьян так опи- сывал священнику свою историю: «А приписался я к обществу трезво- сти вот как: в одно прекрасное время был у меня товарищ и начал мне рассказывать про общество трезвости. Это дело было когда я пил вино и курил табак и говорит: я записался в общество трезвости, а я ему го- ворю: с какой стати? А он мне говорит: да я, Павлыч, очень скружился. Я начал его спрашивать какой в обществе трезвости порядок и какое правило, а он мне говорит: вот я тебе книжку принесу, а я ему говорю: поди сейчас принеси и почитаем. Принес он книжку, и я начал читать, а товарищ слушает, и моя жена тоже слушает. Прочитал я книжку и го- ворю: а что, Иван Иваныч, разве и мне записаться, а жена говорит: что же, Коля, запишись. Так я и решился. Пойдем, говорю, Иван Иваныч, и я запишусь. Может быть Господь и мне поможет отстать. Дождались мы воскресенья и пошли за вечерню. Он после вечерни попросил вас приписать к обществу трезвости меня. Вы меня приписали, помолясь всевышнему Создателю. И что же? С тех пор меня Господь хранит и по сие время. А Иван Иваныч год пробыл в Обществе Трезвости, потом Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А опять начал выпивать и выписался. Осенью как-то я спросил: что ты Иван Иваны, выписался? А он говорит: Да, Павлыч, уж вот 2 меся- ца, как я начал пить. Я бывало тебе наставление давал, а теперь сам начал пить; а все-таки думаю опять приписаться под покров Иоанна Предтечи…» (Из жизни 1908: 37–38). Нужно сказать, что деятельность Обществ трезвости действительно включала запись его членов, необходимую для поминовения трезвенни- ков за проскомидией, на ектенье и во время молебнов. В одном из при- ходов Костромской губернии все вступившие в общество трезвости за- писывались «в особую книгу, с обозначением звания, имени, отчества и фамилии трезвенника, возраста его, рода занятий, семейного положения, был ли доселе в обществе и срока трезвости по сему обету» (О борьбе 1909: 61). Для записи могла существовать «особа книга» (Жаров 1894: 17), «братская книга» (Соколов 1894: 18), а также «особый свиток», который полагался за киот церковной иконы15 (Григорьев 1894: 72). Исключение из Общества состояло в вычеркивании имен и, соответственно, в пре- кращении молитвенной поддержки. Наряду с практикой вносить имена рукою священноцерковнослужителей, в некоторых Обществах существо- вал обычай собственноручно вписывать свое имя в список членов Обще- ства, причем по истечении срока «подписка» возобновлялась (Михай- ло-Архангельское 1908: 58–59). В с. Помодзино Устьсысольского уезда Вологодской губернии при вступлении в общество будущие члены дава- ли «присягу» в соблюдении воздержания от крепких напитков «на срок или пожизненно» и подписывали «особый присяжный лист» (Общество трезвости 1894: 19)16. Таким образом, запись, произведенная самими кре- стьянами, одновременно являлась подписью: подпись под данным обе- щанием соответствовала записи в Общество. Очевидно, призыв священника «Приходите записываться» нередко являлся формулой приглашения прихожан в члены Общества трезвости (см., напр., Успенский 1910: 64). Вероятно, и крестьяне широко употреб- ляли термин «записаться», причем выражение «записаться в Общество» могло замещаться выражением «записаться в трезвость» (Из жизни 1905: 14). Как демонстрируют материалы, запись в глазах крестьян имела осо- бое значение — вероятно, именно ей приписывалась сила отрезвления. Есть, однако, основания полагать, что механизм действия по-разному оценивался пьяницами и их женами. По мнению алкоголиков, запись закрепляла данный обет и в этом смысле реализовывала его17. По мнению женщин, она имела самостоятельную магическую силу: бывали случаи, когда жены тайком приходили с просьбой «записать» их мужей. В Хох- ловском приходе (Новгородская губерния) пьяницы давали обет в при- сутствии отца Николая Великанова. «Когда узнали, что о. Николай за- писывает в свою памятную книжку тех, кто обещал не пить водки, стали приходить к матушке с просьбой записать их мужей, потому что, говори- ли они, кого запишет о. Николай, те бросают пить водку» (Прихожанин В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А 1908: 1337). В данном случае главная сила лечения приписывалась имен- но записи, действующей, по мнению женщин, независимо от воли пья- ницы. Запись в таком случае попадала в один ряд с теми магическими приемами, которые мог использовать «доброжелатель» в обход само- го пьяницы. Такому толкованию, безусловно, способствовало широкое использование письменных текстов в магических практиках, в том чис- ле и лечебных, когда письменная фиксация выступала главным механиз- мом воздействия. В заключение характеристики трезвеннического движения в России хотелось бы отметить, что борьба за трезвость отдельных алкоголиков тесно переплеталась с борьбой за искоренение пьянства как такового. Приходская деятельность священников была вписана в контекст анти- алкогольной кампании, успех которой со временем священнослужите- ли стали видеть в своем участии. Искоренение пьянства, названного бичом времени, по мнению священников, не могло быть достигнуто без борьбы на религиозно-нравственных началах. Как отмечал митрополит Московский на Всероссийском противоалкогольном съезде, проходив- шем в Москве в августе 1912 года, «борьба с алкоголизмом — это крес- товый поход, священная война»18 (Всероссийский Съезд 1912: 314). Напутствование Как правило, выбор того или иного средства в качестве лечебного определялся представлениями о причинах того или иного заболевания. Диагностика в таком случае являлась необходимым этапом для выбора подходящих способов преодоления болезни. Следует, однако, отметить, что в крестьянской культуре болезнь не всегда предполагала лечение, то есть осуществление мер, направленных на возвращение человека к пол- ноценной жизни. Не только выздоровление, но и смерть могла считать- ся «правильным» исходом болезни. В таких случаях именно подготов- ка к смерти, а не борьба за жизнь приобретала главное значение. Примером особой оценки заболевания может служить крестьянское отношение к больным младенцам. По-видимому, и смерть, и выздо- ровление младенца воспринимались крестьянами как два одинаково возможных, даже ожидаемых, исхода болезни. Двоякая оценка его бу- дущего была связана с представлением о переходном состоянии ново- рожденных: они с той же вероятностью могли уйти в мир смерти, как и стать полноценными людьми среди живущих. Болезнь в еще большей степени наделяла младенца признаками «чужести», что требовало спе- циальных действий для утверждения младенца либо в том, либо в дру- гом мире. Поскольку смерть для больного младенца была столь же ес- тественна, как и выздоровление, его могли и лечить, и выпроваживать на тот свет. Недаром уповать на смерть новорожденного («може не бу- дет жить» — Быт 1993: 264) большим грехом не считалось. В этом же ключе имеет смысл интерпретировать и колыбельные песни, в которых Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А пожелание смерти ребенку можно понимать буквально и не искать эти- ческих оправданий для женщин, ссылаясь, например, на тяжелые эко- номические и бытовые условия (см. Мартынова 1989: 10). Можно заметить, что в лечении младенцев церковные «святости»19 и церковные молитвы занимали не последнее место. Исследователи на- родной медицины отмечали, что над больными младенцами читали мо- лебны, каноны, «страшные молитвы», их причащали, обливали святой водой, поили церковным вином или настоем золы от ладана, лечили возложением воздуха20, протаскиванием через ризу священника и т. д. (см., напр., Раевский 1870; Демич 1891; Попов 1903). В. Ф. Демич пи- сал, что многие из средств использовались «в надежде произвести из- вестный перелом болезни — к лучшему, или к смерти. Верят, что от всего этого ребенок «придет в себя» и поправится, или помрет и «не будет больше мучиться» (Демич 1891: 75). Вероятно, тот же «перелом» имел в виду А. Балов, когда описывал отношение ярославских крестьян к заклинательным молитвам: «В некоторых местах у баб сложилось ори- гинальное поверье, что у того или иного батюшки “рука легка”: как по- читает над ребенком “страшные молитвы”, так ребенок вскоре и умрет. Поэтому все бабы, у которых ребята трудятся и долго не умирают, идут к таким батюшкам читать “страшные” молитвы» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826. Л. 16). Показательно, что способность «отправлять на тот свет» оборачивалась для священника достоинством. Такая, на первый взгляд неожиданная, характеристика священника находит свое объяс- нение в той роли, которую он играл при сборах и проводах в мир смер- ти — никто, кроме него, не мог организовать их положенным образом. Священник, провожавший умерших на тот свет, более других наделял- ся способностью «подтолкнуть» младенца в мир смерти, когда болезнь усугубляла и без того маргинальное положение ребенка. Еще Г. Попов отмечал, что среди всех болезней особое место за- нимали старческие: «Среди естественных причин болезней есть еще одна — старость. Народ не мог ее заметить, что с наступлением ста- рости наступает, так сказать, законное время болезней, но при этом не в состоянии был определить чисто старческих заболеваний от других, которыми старики страдают в такой же мере, как и люди других воз- растов: по мнению народа, все болезни стариков зависят от старости, почему во многих случаях лечение их считается совершенно излиш- ним» (Попов 1903: 15). Болезнь стариков наглядно демонстрировала признаки угасания жизни и приближения смерти. Отношение к ней окружающих исходило из представлений о законности болезни и запланированности ее исхода — смерти: старческая болезнь считалась предначертанным этапом жизненного пути человека, в то время как внезапная и скоропостижная гибель свидетельствовала о наказании Божием21. Показательно, что по отношению к предсмертным заболе- ваниям генезис и специфика болезни не играли существенной роли. В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А Любая болезнь могла попасть в категорию старческих заболеваний, если поражала старого человека. Приближение к смерти требовало особых приготовлений, которые включали исповедь, причастие и нередко соборование. Именно после- довательное исполнение таинств исповеди и причастия было широко известно как напутствование, для совершения которого приглашался священник. Можно сказать, что лечение и напутствование представля- ют собой два разнонаправленных пути перехода из маргинального по- ложения в один из миров: лечили ради возвращения к живым, а напут- ствовали с целью отправить на тот свет. Предсмертное состояние являлось самой благоприятной возможно- стью не нагрешить, приняв святые Тайны. Священники замечали, что в повседневной жизни крестьяне нередко отказывались приступать к причастию именно из-за боязни греха: «Ведь надо приготовиться к свя- тым тайнам; а мы, грешные, все в суете. Зачем и грешить? (сноска: т. е. зачем недостойно и причащаться)» (Соколов 1862: 96). Болезнь снимала необходимость приготовлений, которые требовались для принятия та- инств22. Кроме того, после приобщения святых Тайн, человеку следо- вало соблюдать душевную и телесную чистоту (ср. такие синонимы при- частия как «исправляться» — Даль 1996: 56, «изновляться» — Там же: 30, «поновляться» — Там же: 287). «Ведь после св. причастия нужно сохра- нять чистоту душевную и телесную в продолжение шести недель; но я не могу, по слабости свой, сохранить этой чистоты в продолжение оз- наченного времени, да и в скором времени, через неделю, или две, при- бавляет, буду отправляться в Питер…» (Соколов 1862: 96). Известно, что многие «простолюдины» только исповедывались, но не причащались, «руководствуясь, в этом отношении, тем правилом, что причащаться можно и должно только перед смертью, за несколько минут до нея, ког- да душа, чистая и безгрешная, будет прямо на пути в царство небесное» (Смирнов 1866б: 218, см. также Л-в 1884: 174). Другие даже не испове- довались, полагая, что «в силу их греховной немощи23, таинства эти слу- жат только в суд или во осуждение» (Из записок священника 1890: 289). Показательно, что в силу представлений о необходимости соблюдать шестинедельную чистоту после причастия, бывали случаи, когда боль- ные молодого возраста отказывались приступать к таинствам, полагая, что в случае исцеления они не будут в состоянии «сдержать их» и на- грешат24. По воспоминаниям одного священника, мать больной девуш- ки, надеявшаяся на выздоровление дочери, отговорила ее «посылать за попом» в виду приближавшейся Масленицы, во время которой девуш- ка не сможет воздержаться от гуляний и обильной пищи, а значит не со- блюдет необходимую чистоту (Л-в 1884: 175). В этом смысле немощные старики, отрешенные от мирских радостей, и, следовательно, как бы со- граниченные в возможностях согрешить, более всех наделялись способ- ностью выдержать шестинедельный срок. Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А Именно ожидание смерти определяло необходимость напутствова- ния25. Поэтому практика приглашения священников при тяжелых за- болеваниях и при смерти была самой распространенной (Архангельс- кий 1854: 28; Балов 1888: 4)26. Не только старческие, но и неизлечимые болезни свидетельствовали о приближении смерти: «Когда же и знахарь не помогает, тогда обращаются к священнику» (Думитрашков 1868: 109). В летнюю пору, когда свободное время крестьян было ограниче- но, за священником часто приезжали по ночам. Как отмечал один свя- щенник, «у крестьян расчет верный: для него день дорог, а поп и ночью не посмеет отказаться — для приобщения; поэтому “чем день терять, лучше ночью съездить за попом”» (Б-въ 1875: 85). Напутствование, как правило, происходило в доме больного, и нередко от священника тре- бовалась достаточная расторопность, чтобы не опоздать к умирающе- му. Крестьяне хорошо знали, что священник, промедливший с визитом к больному и допустивший смерть без покаяния, заслуживал наказания со стороны церковного начальства27. Такая провинность могла служить «статьей» обвинения при возбуждении следствия о недостойном пове- дении священника28 или выступать в качестве «подкрепления общей жалобы» при расследовании29. Более того, ответственность священни- ка за напутствование больных умело использовалась крестьянами как механизм давления на батюшку. По воспоминаниям одного сельского пастыря, ему однажды пришлось исповедывать женщину, которая име- ла «злобу на сердце» и не соглашалась идти на примирение с обидчи- ком. Несмотря на все уговоры женщины, священник отказался ее при- частить: «С тем и ушла из храма, да еще прибавила мне не прощанье: “а тебе было бы известно, батюшка, я вот больна, а ты меня причастия лишаешь”» (В-в 1888: 403). Напутствование являлось и приготовлением к смерти, и знаком ее приближения. Неурочное появление священника в том или ином доме могло служить для односельчан знаком смертельной болезни одного из домочадцев. Пригласить священника к больному значило выразить свои опасения о возможности летального исхода; быть напутствованным зна- чило быть тяжело, смертельно больным. Священники отмечали, что не- редко крестьяне прибегали к таинствам не ради приготовления к переходу в иной мир, а ради желания подчеркнуть свое «предсмертное» состояние. Это прежде всего касалось драк, когда обиженный нуждался в подтвер- ждении своего крайне тяжелого положения — «разодрались два пьяных приятеля, и вот побитый требует “попа”» (Б-въ 1875: 85). В таких ситуа- циях напутствование служило демонстрацией смертельного характера нанесенных ран всему «миру», и приглашение священника носило под- черкнуто публичный характер. При следствии ссылка на состоявшееся напутствование могла использоваться обвинителем как способ усугубить вину противника. Как писал один священник, «в первые годы моего па- стырского служения у наших прихожан водился непохвальный и прямо В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А предосудительный обычай, в случае ссоры и драки подгулявших кресть- ян, приглашать к потерпевшему лицу священника для исповеди (а иногда и напутствия святыми тайнами), с недоброй целию застращать обидчи- ка и подкрепить жалобу на него в суде свидетельством священника, исповедавшего больного. Подобною выходкою хотелось дать знать окру- жающим и соседям, что больному были нанесены столь тяжкие, угрожа- ющие жизни, побои, что понадобилось послать за священником» (К-въ 1887: 12). Другой сельский пастырь вспоминал, как его пригласили с на- путствованием к одному из подравшихся. «Питерский послал за мной, чтоб я приобщил его, чтоб ему можно было подать прошение, что его избили до того, что он умирал. Подобные случаи у нас не редкость и ныне: зовут в деревню к больному, а больной: “Батюшка! Было бы тебе извест- но, меня избили. Причасти!” “Где избили, в кабаке?” “Да, признаться, так. Как бы не умереть, причасти, я подам просьбу”. Что ж? Побранишь, да и только» (Сельский священник 1881: 66). Коннотации напутствования, связанные со смертью, выражались также в представлениях о смертоносности священника, пришедшего с Дарами. «На явление священника к постели больного, в особенно- сти со святыми тайнами Тела и Крови Христовой, смотрят как на близ- кое предвестие смерти, и потому по возможности стараются до пос- ледних минут отложить обращение к священнику с приглашением его посетить больного, исповедать и причастить его. Иногда сам больной в надежде на свое выздоровление, отстраняет мысль о необходимос- ти приглашения священника. Боятся священника как вестника смер- ти» (Пастырь 1888: 322–323). Недаром в некоторых губерниях, ожи- дая священника, на стол клали нож «для острастки смерти» (Бурцев 1898: 416). И все-таки, несмотря на то, что напутствование соверша- лось, как правило, в виду близкой смерти, не все больные в скором времени умирали. Как упоминалось выше, у крестьян существовало представление о шестинедельном «сроке действия» исповеди и при- частия. Поэтому больные, напутствованные «перед смертью», но про- должавшие жить, каждые шесть недель были вынуждены вновь обра- щаться к священнику. По воспоминаниям священника Владимирской губернии, родители тяжело больной девочки приглашали его с на- путствованием каждые шесть недель в течение нескольких лет (Л. Ш. 1865: 1380)30. Хотелось бы отметить, что в крестьянской культуре священник, со- вершавший таинства исповеди и причастия над больным, наделялся знанием о близости смерти, и после напутствования кто-нибудь из присутствующих нередко спрашивал священника, умрет или не умрет больной. Подобное представление (даже в большей степени) было ха- рактерно и для ситуации соборования, что позволяет обратиться к не- му после описания таинства елеосвящения, нередко совершавшегося сразу после причастия. Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А Соборование Соборование, или елеосвящение — одно из семи таинств церкви, во время которого при помазании тела елеем на больного призывается бла- годать Божия, «исцеляющая слабости душевные и болезнь телесную» (Михайловский 1872: 65). Известно, что крестьяне прибегали к елеос- вящению только в случае тяжелой болезни (Хабаров 1899, март: 47), «в виду близкой и верной смерти» (Балов 1888: 4). Неоднократно отме- чалось, что в крестьянских представлениях соборование приобрело зна- чение предсмертного помазания («соборовать маслом больного значит прямо готовить его к близкой смерти» — Из-въ 1891: 479), а сам собо- рованный считался наполовину покойником (Зеленин 1991: 284), за- живо похороненным (Смирнов 1865: 448) или отпетым (ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 364. Л. 12). Обстановка, в которой совершалось таинство, на- поминала отпевание и проводы умершего: «На маслособорование схо- дится обыкновенно большая часть однодеревцев больного, которые и стоят во время совершения таинства с зажженными свечами» (Архив РЭМ. Ф. 7 Оп. 1. Д. 1826. Л. 23); «среди присутствующих не заметно бы- вает ни разговоров, ни шуток» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826. Л. 23). В случае выздоровления полагали, что больного за грехи не принял Гос- подь (Смирнов 1865: 448) или земля (Херасков 1864: 325); соборо- ванного боялись и встречи с ним избегали (Архив РГО. Разд. 47. Оп. 1. Д. 49. Л. 19; ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 364. Л. 12 об.). Елеосвящение было таинством стариков: «люди молодые и при самой тяжкой болезни» из- бегали собороваться маслом» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826. Л. 23), поскольку выздоровление (по существу — возвращение с того света) на- кладывало обязанность соблюдать ряд запретов и предписаний: не есть мяса, не пить вина, не мыться в бане, не вступать в супружеские отно- шения, носить темную одежду. Таким образом, соборование не предпо- лагало выздоровления: выживание скорее расценивалось как наруше- ние, чем как ожидаемый результат. Несмотря на то, что «соборование, по поверию народа, есть та- кое таинство, после которого больные должны непременно умирать» (ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 364. Л. 12), священники неоднократно заме- чали, что таинство елеосвящения нередко «представляется чем-то вро- де гадания, ворожбы» (Свод 1875: 197). Главный вопрос, который пы- тались решить присутствующие, заключался в желании узнать исход болезни: умрет или будет жить больной. Наблюдали за реакцией боль- ного («если во время соборования у больного ноздри носа не шевелят- ся — к смерти; если веки глаз у больного не шевелятся — к смерти» — Архив РГО. Разр. 47. Оп. 1. Д. 49. Л. 19); смотрели, впитывается ли мас- ло в его тело («если при помазании масло входит, то больной выздо- ровеет, а если не входит, то умрет» — Воскресные беседы 1872: 354). Следили за направлением дыма из кадила (если «дым из кадила идет к дверям — признак того, что умрет больной» — ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А Д. 364. Л. 12 об; см. также Свод 1875: 195) или от сгоревших стручцев31 (если дым от сгоревших стручцев идет вверх, то больной выживет — Воскресенский 1861: 146). Наблюдали, в какую сторону упала свеча («если при соборовании свечи упадут камлем к порогу — то больной умрет» — Бурцев 1898: 416) и каким образом священник обращался с тростью (если положит — к смерти, если поставит — и «больной не- пременно встанет» — Смирнов 1866а: 524). Таким образом, совершение обряда было наполнено знаками, кото- рые при правильном прочтении могли раскрыть судьбу больного. Меж- ду тем, не все поле знаков было доступно мирянам, а с другой стороны, не все, воспринимаемое как знак, могло быть проинтерпретировано без особого знания. Как показывают материалы, крестьяне нередко пола- гали, что этим особым знанием обладали священнослужители. Так, отец А. Либеров писал с удивлением: «Соборовал больную. Что за странное суеверие! Думают, будто священник, при соборовании, узнает, умрет или нет соборуемый; и почти каждый после соборования спрашивает: «А что, батюшка, умрет, или будет жить больной?» (Из дневника 1889: 135). (Ср. при напутствовании: «Скажи по правде, батюшка, жив что ли будет мой парень-то, или нет? спрашивала одна. Тебе как не знать и не угадать? Нам людям грешным супротив тебя нельзя знать, а тебе мож- но, потому что ты ближе к Богу, постоянно служишь; каждую неделю причащаешься» (Смирнов 1866а: 524). Обряд елеосвящения включал возложение на голову больного раскры- того Евангелия, что с точки зрения Церкви служило знаком «прикосно- вения к больному Самого Господа Иисуса Христа» (Михайловский 1872: 68). По поводу этого обычая существовало убеждение, что «какой лист раскроется, смертный или несмертный, так и случится» (Воскресные беседы 1872: 357). Для того чтобы узнать, какая же выпала страница, сле- довало обратиться к священнику (или к дьякону): «А что, батюшка, ка- кой лист выпал, когда ты стал читать — не смертной ли?» <…> «на чем, батюшка, вскрылась книга — на “Святый Боже” или на чем другом» (Лу- канин 1861: 52). Возвращаясь к напутствованию, следует отметить, что во время причастия особое значение приобретало «поведение» частицы Святых даров, которое также мог заметить только священник, держав- ший Дароносицу. Так, после напутствования бурлака к одному священ- нику подошел его друг и спросил: «А что, батюшка, жив ли будет, или умрет наш товарищ?» «Да как же я могу знать?» «А как же, батюшка, вы знаете это по причастию; если частица Святых Даров, положенная в со- судец для причастия больного, опустится на дно, — то больной помрет, а ежели всплывет на верх — будет жить» (Суеверные приметы 1864: 165). Нужно отметить, что священники нередко хорошо ориентировались в крестьянских представлениях и задумывались над последствиями сво- их поступков. Между тем, даже хорошо обдуманная реакция священни- ка на просьбу прихожан, которая шла в разрез с предписанной моделью Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А поведения, нередко интерпретировались крестьянами в рамках своих концептуальных схем. Например, и при соборовании, и при напутство- вании крестьяне были настолько уверены в знании, дарованном свя- щеннику, что возражения последнего скорее воспринимали как упрям- ство. Назидания священников, направленные на искоренение веры в существование «смертных» страниц, вызывали подозрения в «скрытно- сти» батюшки: «нет, батюшка, ты знаешь, да не сказываешь» (Луканин 1861: 54). Если же священник отмахивался незнанием, ему говорили: «Да как прежние-то священники это знали, а ты не знаешь?». Иногда критика «предрассудков» не столько подрывала веру в них, сколько за- ставляла крестьян думать, что «нынешние священники хуже старых» (Там же). Показателен следующий диалог: «“Вы батюшка, сказал сосед, где-то кажется сейчас быть изволили?” “Да, ответил священник, ходил напуствовать святыми тайнами П. Г-га” “А что, батюшка, он умрет?” “Но кто же может знать, кроме Бога?” “Нет, однако же, батюшка, вы- то как полагаете?” “Решительно ничего не могу полагать” “Ну, а как по причастию?” “Что это значит? Спросил в свою очередь священник” “Известное дело, ответил сосед: когда больному человеку суждено уме- реть, тогда сложенная вами в потирец частица тела Христова, напитан- ная животворящею кровию Христовой потонет на дне; когда же, напро- тив, больному предопределено выше выздороветь, тогда эта частичка будет плавать наверху”. Священник, как мог, начал было разуверять су- евера, но тот не дал ему много говорить, прервавши его речь словами: “Вы, батюшка, еще молоды и неопытны: видно по всему, что вас не учили таким предметам, о которых вам необходимо нужно знать, по- тому более, что вам, священникам как избранным служителям алтаря Господня чрез такие и им подобные вещи, Бог видимым образом откры- вает Свою волю, которую вы должны не утаивать, а возвещать нам, не дожидаясь о том просьбы с нашей стороны32; но вот, Бог даст, послужите подольше, и если все это со вниманием будите замечать, тогда сами опытом дознаете, что я сказал вам правду, против которой вам тогда ничего нельзя будет и сказать”» (Троицкий 1866: 229–230). Вероятно, священник наделялся не только способностью, но и обя- занностью читать Божьи знаки и передавать Божью волю. Недаром осо- бое внимание уделялось словам священника, в которых искали предска- зание судьбы больного, что собственно и являлось передачей полученной информации. В частности, особо обращали внимание на слова, произ- несенные после соборования. «Из наставлений священника о приготов- лении к смерти и т. под. выводят заключение, что больной умрет, а если было говорено о надежде на милосердие Божие, о молитве к Богу, о да- ровании здоровья, то отсюда заключается о его выздоровлении» (Лука- нин 1861: 56); «Ежели священник пойдет из дому да скажет: прощайте, то прощайся с соборованным, — умрет; а если скажет: до свидания, то выздоровеет» (Воскресные беседы 1872: 355). Можно сказать, что обряд В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А в глазах крестьян состоял из ряда сообщений, когда священник, получив информацию от Бога, должен был передать ее прихожанам. Медиатив- ная, посредническая роль накладывала на поведение священника опре- деленные ограничения. Сокрытие или искажение полученных от Бога сведений, то есть, по существу, привнесение личных оценок и «засоре- ние» канала коммуникации, расценивалось как превышение данных полномочий. Требование раскрыть истину, таким образом, понималось крестьянами как их законное право. Священники отмечали, что многие крестьяне до последнего оттягива- ли с сообщением о тяжелобольном, так что «глухая» исповедь33 станови- лась единственно возможным способом «сдать» грехи (см. Троицкий 1886). Нередко священник, приглашенный для напутствования и совершивший таинства, следом приступал к чтению «отходной» над больным, умершим на его глазах (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826. Л. 20). Именно в таких си- туациях напутствование, как приготовление в путь, и «отходная» молит- ва, как отправление на тот свет, демонстрировали не только семантичес- кое, но и ритуальное единство. Исключительное право напутствовать умирающих наделяло свя- щенника особым статусом при взаимоотношениях с больными, для ко- торых лечение теряло свою актуальность. Здесь авторитет духовного отца буквально был вне конкуренции — умения «знающих» не распро- странялись на смертельнобольных. Замечу, что представители Церкви очень высоко оценивали ту роль, которую они играли при постели уми- рающего. Взаимодействие с такого рода больными священники рас- ценивали как свою «сферу влияния»: «Священник является как ангел Божий, вестник правды и милосердия Божия, как врач духовный, мо- гущий исцелить дух страждущего, укрепить его для борьбы с ужасами смерти, утешить его надеждою воскресения и бессмертия, когда все утешения присных и пособия врачей уже не нужны умирающему» (На- путствование умирающего 1894: 155). * * * В данной статье была охарактеризована одна из сфер взаимодей- ствия священника и прихожан, которая была выделена нами по призна- ку участия священника в оказании помощи больным. Отталкиваясь от крестьянских представлений о допустимости двух возможных исходов болезни, мы рассмотрели как способы лечения, так и способы подго- товки к переходу в иной мир, которыми владели священники. Было отмечено, что при оказании помощи больным, смерть для которых счи- талась либо допустимой (младенцы), либо само собой разумеющейся (старики, и шире — умирающие, чья болезнь была признана неизлечи- мой), священник наделялся особыми правами, которые вытекали из его исключительных полномочий правильным и законным образом орга- низовывать подготовку и проводы человека в мир смерти. Что же каса- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ется лечения, то здесь помощь священника сосуществовала с услугами «знающих», причем авторитет последних нередко был выше. Между тем, стоит предположить, что отношение к священникам, предлагав- шим лечебные средства и услуги, в крестьянской культуре зачастую строилось на тех же представлениях и требованиях, которые были ха- рактерны для отношения к традиционным специалистам (вспомним го- нителя на кликуш, который прослыл колдуном, а также отца Григория Чекряковского, чья освященная вода наделялась особой целительной силой и славилась далеко за пределами прихода). Сравнительный ана- лиз крестьянского отношения к разным специалистам («знающим», священникам34, врачам), на мой взгляд, является одной из перспектив изучения народной медицины. Примечания 1 Авторы описаний, в том числе священники, нередко пытались най- ти соответствие «страшным» молитвам — в молитвах в «церковной книге Требник». В частности, указывались следующие названия «по-церковному»: «последование молебное о немощных, обуреваемых от духов нечистых и сту- жаемых» (А. К. 1869: 348), «молитвы на страсть недуга» (Архив РГО. Раз. 47. Оп. 1. Д. 49. Л. 10), «заклинательные молитвы св. Василия Великого» (Балов 1889: 4). Из приведенных названий второе — созвучное крестьянскому вари- анту. Это, однако, еще не доказывает, что все священники второй половины XIX — начала ХХ веков прибегали именно к «молитве на страсть недуга», по- лучив от крестьян просьбу отчитать больного (цитируемый А. К., например, был священником и потому апеллировал к собственному опыту; трудно иг- норировать и соответствие, предложенное А. Баловым — сыном священни- ка, тем более что о практике использовать «чин заклинания над бесноваты- ми» писал и другой автор — см. Совет священнику 1872). С одной стороны, такой разброс демонстрирует, что в указанный период по отношению к бес- новатым церковь не имела разработанной политики и священникам «на ме- стах» приходилось по-своему интерпретировать просьбу крестьян. С другой стороны, самими крестьянами любая специальная молитва священника над бесноватым расценивалась как «страшная». 2 Вторжением в человеческое тело не ограничивались возможности про- никновения нечистой силы в мир людей. Точно так же и умение священников заклинать нечистых духов было востребовано не только в ситуации лечения болезней. Известно, что за молитвой к ним обращались тогда, когда в доме хо- зяйничала нечисть или под видом умершего мужа бес навещал вдову. Замечу, что сексуальную связь с духами также можно рассматривать в категориях за- болевания, поскольку у женщин она сопровождалась болезненными симпто- мами: они худели, чахли, бледнели, теряли жизненные силы (об отношении к тоске по покойнику как к болезни см. Байбурин 2001: 102) 3 Здесь уместно вспомнить предложенное А. А. Панченко и С. А. Штырко- вым разделение объяснительных подходов к интерпретации кликушества на В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А «нарратив священника» и «нарратив врача», позволявших по-разному оцени- вать поведение кликуш и искать способы их лечения: «Первый, основанный на новозаветных и агиографических сюжетных схемах, подразумевает, что в кли- кушу, икотницу или миряка вселяется бес, подавляющий волю человека, толка- ющий его на девиантные и святотатственные поступки, не терпящий ничего, связанного с церковью и православной обрядностью <…> Согласно подходу второго типа, кликушество представляет собой специфический вид нервного расстройства (истерический невроз, патологическое подражание), обусловлен- ного бытовыми и социально-психологическими условиями крестьянской жиз- ни наряду с “народными суевериями”» (Панченко, Штырков 2001: 318–319). 4 Характерено следующее высказывание: «Это поверье [в то, что колдун насылает порчу] не имеет основания, действительность его отрицают и Свя- щенное Писание, и здравый разум» (Красовский 1869: 353). 5 Ситуацию диалога, в котором собеседник батюшки менялся в зависимо- сти от точки зрения участников, может продемонстрировать следующее опи- сание, сделанное тем же священником: «Прихожу раз в один дом, а баба бьется на постели и кричит: “я сам попович, сам попович! Меня N в стакане пива поднес; я с пивцом вошел, я с пивцом вошел, теперь на сердце верхом сижу” … Родная ее мать и свекровь стоят над ней и навзрыд плачут. Я подо- шел к ней, стукнул о пол палкой и крикнул: “Молчи! Разве ты не видишь, что в дом принесли святые иконы, я пришел?” Баба мгновенно примолкла. “Вставай! Я молодой поп, ты меня не знаешь и если хоть чуть пикнешь, то” … Баба встала, утерла слезы, и я поставил ее возле себя. Евангелие читал я, положивши его на ее голову, — молчит. После молебна я сделал ей внушение, и с тех пор порчи как не бывало» (Сельский священник 1880: 467). 6 О связи между алкоголем и нечистой силой см. Байбурин, Топорков 1990: 154; Кормина 2001: 240–244. 7 Исследования В. Ф. Демича показали, что стремление вызвать отвраще- ние к пьянству строилось на использовании «снадобий», вызывающих «куль- турное» отвращение и физическое невосприятие. «Среди эмпирических по- собий от запоя преобладают средства противные, вызывающие отвращение, тошноту и рвоту. <…> Равным образом растения, употребляемые народом для пьянства, отличаются горьким вкусом, сильным запахом и свойствами раздражать пищеварительные органы» (Демич 1904: 142). 8 Те батюшки, которые обличали этот порок, нередко замечали, что пьяные старались избегать встречи с ними даже тогда, когда с их, крестьянской, точки зрения пьянство носило разрешенный характер. «В праздники, ходя по прихо- ду со св. Крестом, я не видывал пьяных, так как все стараются дожидаться при- хода священника, не позволяя напиться; если же кто и встретит выпивши, то весьма извиняется, а иногда и совсем не покажется священнику» (Хабаров 1899, апрель: 46) Другой священник так описывал свои впечатления от празднично- го разгула: «Боже мой — сколько пьяных! <…> На язык так и напрашиваются слова укора, обличения. И видно заметили это мои мужички, потому что каж- дый, если только был несовсем пьян, непременно извинялся, встречая меня: Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А “Извините, батюшка, ничего не поделаешь, — праздник”» (Z. 1901: 487–488). В 1909 году священник Державин отмечал, что отношение к пьянству среди крестьян заметно изменилось по отношению «с временем минувшим»: «Преж- де, годов 20–15 тому назад пили больше… Мало мальски выпивший мужичек те- перь скрывается, старается не показываться на глаза. Я вот уже три почти года наблюдаю крестьянскую массу в одной и той же местности и за это время почти не видал пьяных. Даже в праздники их не видно. Не потому, чтобы не было их, а потому что прячутся. Другой раз, не видя хозяина, спросишь женщин: а где же сам? Да уж простите, батюшка: выпил он, ну и стыдится показаться вам» (Дер- жавин 1909: 82). Впрочем, стыд, который испытывали пьяные перед священни- ком во время праздничных гуляний, во многом объясняется представлениями о несовместимости праздничного разгула с присутствием духовного лица (ис- ключением может служить только свадьба). Здесь можно вспомнить замечание Б. А. Успенского, отметившего такую черту повседневной жизни, как чередова- ние «правильного» (нормативного) и «неправильного» поведения (т. е. анти-по- ведения) (Успенский 1993: 121). Священник, являвшийся главным наставником правильного поведения, не мог одновременно выступать участником (и даже свидетелем) праздничного веселья, олицетворявшего анти-поведение. Напо- минания батюшки о спасении, поучения, увещевания были несвоевременны в контексте дозволенного нарушения принятых норм. Его молчаливое присут- ствие могло служить укором празднующим, равно как и нарочитое анти-пове- дение крестьян — способом нанести обиду священнику. 9 Первая волна трезвеннического движения приходится на конец 50-х го- дов XIX столетия. 10 Июльский циркуляр 1889 года «о принятии по духовному ведомству неко- торых мер в видах содействия правительству к искоренению пьянства в народе» предписывал священникам вести усиленную деятельность в борьбе с народным пьянством (см. О противодействии 1890). 11 В это время бывший учитель уже носил духовный сан. 12 Не стоит также забывать, что духовенство редко вело абсолютно трез- вый образ жизни, чему немало способствовали сами крестьяне, навязы- вавшие священникам ту модель поведения, которая соответствовала их представлениям о «хорошем» батюшке. Взаимные угощения и совместное винопитие (на помочах, во время обходов «со славой», в дни престольных и семейных праздников) играли существенную роль в организации отношений между священником и его прихожанами. Поэтому при массовом желании бросить пить соглашение со священником было желательно (при организа- ции Обществ трезвости священники, как правило, становились его членами и вместе с другими давали обет трезвости). 13 Текст обещания фиксировался в уставе Общества и также утверждался архиереем. При сохранении общей идейной направленности, у каждого об- щества был свой вариант обещания. Для иллюстрации приведу два примера: «Я, раб твой, Господи (имя), раскаявшись искренно в своем прежнем пьян- стве и в грехах, от него происходивших, даю обет (зарок) пред твоею св. ико- В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А ной в продолжении одного года не пить никакого хмельного зелия, твердо сознавая, что за нарушение этого обещания буду достоин горького осужде- ния и наказания от руки Господней. Господи, помоги мне и укрепи меня! Пресвятая Владычица, архангели и ангели и святии вси помолитесь о мне грешнем» (с. Шигон, Инсарского уезда, Пензенской губернии — Григорьев 1894: 72); «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа изъявляю искреннее реше- ние не употреблять ничего опьяняющего в течение (года или полугода, или иного срока), в чем да поможет мне Архистратиг Михаил своими молитвами пред Богом. В удостоверение сего обета целую Святое Евангелие и Живот- ворящий крест Христов» (Михайло-Архангельское Общество трезвости, Ро- стовский уезд, Ярославской губернии — Михайло-Архангельское 1908: 58). 14 В одном из рассказов, в котором, вероятно, воспроизведены стереотип- ные формулы, хорошо знакомые священникам, приводится следующий ди- алог между отцом Павлом и крестьянином Андреем: «Теперь ты дашь обеща- ние Богу…» — «Знаю, батюшка, знаю, какое великое дело обещание Богу. Потому то я и пришел к Вам, что сам по себе без записи никак не удержаться от вина — и соблазнов то много, да больно уж и впился. А страх то перед Бо- гом и удержит. Будут потчевать, скажу: «нельзя, обещание дал, святой крест целовал, ну и отстанут: хоть и не учены, а знаем, какое важное дело крест целовать» (С. Н. М. 1907: 42–43). 15 По желанию священника такой обычай был введен по примеру того, как делали «в древности» «в знак твердости своего обещания» (Григорьев 1894: 72). 16 Такова, например, была по уставу форма подписи под присяжным лис- том в «Христианском обществе трезвости и воздержания»: «Я нижепод- писавшийся чистосердечно и неизменно вступаю в члены «Х. О. Т. В.» с ус- ловием строгого подчинения всем правилам и постановлениям оного» (Григорьев 1894: 78). 17 В этом отношении показателен следующий пример. Один воронежский крестьянин желал бросить пить, но в селе не было своего Общества трезвос- ти, о повсеместном существовании которых крестьянину было хорошо изве- стно. Вероятно, он также знал, что туда «записывают». Крестьянин решил сам с собой заключить «условие», причем, что важно, записал его на бумаге. Письменная фиксация обета, вероятно, была необходимым условием для перехода к трезвому образу жизни. «Я несколько раз обращался к своим со- седям учредить у нас Общество трезвости, но они оставались холодны к моим предложениям. Я долго думал, как бы устроить, чтобы самому совсем не пить водки и, наконец, придумал написать следующее условие с самим собой: “Помоги мне, Господи, силою Креста Твоего и Евангелия, в продолжении года не употреблять никаких спиртных напитков, для спасения моей души и для благотворного влияния на других в том же отношении. Сознавая страш- ное зло и грех пьянства, я нижеподписавшийся обязуюсь: 1) не пить ни вина, ни водки, ни пива, ни меду; 2) не подчивать других спиртными напитками и 3) внушать другим людям, а особенно детям, о вреде пьянства и о преимуще- ствах трезвой жизни”. Вот уже прошел год, как я исполняю это условие, на- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А писанное мною в присутствии жены и четырех детей. Все семейство мое со- вершенно спокойно, живем мы благополучно, и я намерен соблюдать усло- вие и на будущее время. Как хорошо было бы, если бы у нас основалось Об- щество трезвости!» (Ляшенко 1894: 16). 18 Интересно, что самооценка роли церкви в борьбе с пьянством не пре- терпела существенных изменений на протяжении нескольких десятилетий. 1912 год: «Ежедневный опыт жизни показывает, что ни светские попечитель- ства о народной трезвости, лишенные религиозных устоев, ни просвещение, ни улучшение материального быта трудящихся масс — ничто само по себе не в силах избавить от пагубного пьянства: успешная борьба с алкоголизмом может быть достигнута только на началах религии Христовой. Наилучшим выражением борьбы с алкоголизмом на началах религиозно-нравственных являются, по мнению Съезда, братства и общества трезвости при сельских и городских церквях и монастырях» (Всероссийский Съезд 1912: 306). 1997 год: «Многолетний психотерапевтический и священнический опыт позволяет с уверенностью утверждать — пристрастие к винопитию — это проблема ду- ховная и справляться с нею надо, прежде всего, на духовном уровне» (Лари- чев 1997: 158). 19 Термин, который употреблял Н. В. Краинский для обозначения пред- метов, связанных с церковным обиходом и православной обрядностью (Кра- инский 1901). 20 Воздух — покров, который во время литургии возлагается на дискос и чашу. 21 Смерть без таинств была признаком греховности человека и его отступ- ничества от Бога. Ср. представления о том, что «убийцу Бог наказывает раз- ными страшными болезнями, нехорошей скоропостижной смертью, без ис- поведи» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1809. Л. 29), и «умерший внезапно есть грешник» (Костоловский 1911: 248). В одном из приходов Пошехонского уезда Ярославской губернии рассказывали, как был наказан один клятвоп- реступник: его разбил паралич, и «через день или два после этого он и умер, неудостоившись исповедаться и приобщиться Св. Таин» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1767. Л. 16–16 об). 22 Показательно, что принятию таинств обычно предшествовало соблюде- ние ограничений, в частности поста. В этом смысле болезнь, ограничивавшая полноту жизни, была эквивалентна посту, ограничивавшему привычный на- бор пищи, развлечений и т. д. «Трудно больных священники исповедывают и приобщают св. Таин на дому или, как говорят, ездят к ним “с напутствием”. Обыкновенно для этого избирается утреннее время, чтобы больной мог при- общиться св. Таин натощак. Для труднобольных, впрочем, даже и в этом слу- чае допускается исключение, и их допускают к св. причащению и в том случае, если больной поел» (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826. Л. 20). 23 Ср. сообщения о том, что многие «из простолюдья» отказываются от при- частия на том основании, что «не могут снести его» (Херасков 1864: 325–326); «Иной, например, не приступает к таинству причащения под тем предлогом, что “не сдержит его”» (Несколько слов 1894: 11) В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А 24 К категории грехов, которых следовало избегать после причастия, относи- лись супружеские отношения, брань, винопитие, божба, обильная еда, длитель- ный сон и чрезмерный физический труд (Л-в 1884: 173–174). 25 Во времена эпидемий, когда возможность скоропостижной смерти была наиболее вероятна, нередко все жители поселения «с мала и до велика» исповедывались, причащались (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1815. Л. 3), так что «иногда число причастников в один день доходило до трехсот» (Преображен- ский 1853: 103). 26 Вероятно, можно говорить о том, что иногда напутствовали при любой болезни «на всякий случай». Об этом косвенно свидетельствует замечание свя- щенника: «Лишь только кто заболеет, сейчас посылают за священником на- путствовать больного св. Таинствами» (Хабаров 1899, март: 47). 27 По Уставу Духовных Консисторий, «священник по нерадению своему допустивший больного умереть без просимого им напутствования Св. Тай- нами, отрешается от места и определяется в причетники до раскаяния и ис- правления, а смотря по важности обстоятельств может быть даже и совсем лишен сана» (Напутствование умирающего 1894: 156). 28 Из Прошения доверенных от крестьян с. Воржи, Ростовского уезда, Ярос- лавской губернии: «18-го тогоже Сентября, Крестьянка Татьяна Иванова Биу- тина и Надежда Иванова Полунина, для напутствования родственницы их, — Крестьянки Татьяны Васильевой Копейкиной, бывшей в болезненном состоя- нии, приглашали Священника в дом ея, но Священник отказался посещением больной, которая и померла, похоронена им же при церкви на кладбище Села Воржи 19 Числа в 3 часа по полудни» (ГАЯО. Ф. 230. Оп. 6. Д. 303. Л. 3). 29 Из показаний по делу «о нетрезвости и грубом поведении с прихожана- ми священника Петра Вишневского с. Покров Мышкинского уезда», Ярос- лавской губернии: «Еще заявляла мне крестьянка дер. [Неумоен — нрзб.] Анна Федорова, что ея отец Петр Федор Васильев из-за медлительности Священни- ка умер без причащения св. Таин» (ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 910. Л. 37 об). 30 Другой пример из воспоминаний священника: «Случается так: в час ночи ложишься или собираешься ложиться спать: вдруг слышишь: бросились соба- ки. Значит, что кто-нибудь у ворот есть чужой. Оказывается, что приехал кре- стьянин звать к больному, в страшную метель или проливной дождь. “Что ты, спрашиваешь, приехал в такую пору?” “Да матушке принеможилось” “Давно ли она больна?” “Охает-то она недели три, да теперь говорит: “ступай за по- пом, под сердце подкатило, как бы не умереть”. Едешь. Оказывается, что она преспокойно сидит на лавке, в переднем углу, наряжена и здоровее тебя. “За- чем ты в этакую пору прислала за мной? Ведь ты здорова?” “Како, батюшка, здорова! Третью неделю и на улицу не выхожу. Ныне весь день маковой росин- ки и в роту не было. Исповедуй, кормилец!” “А приобщиться желаешь?” “Как же, кормилец, желаю; только ты теперь исповедуй, а причаститься-то я завт- ра, Бог даст, приду в церковь к обедне. Там ты, кормилец, и причасти меня” “Так ты и пришла бы завтра в церковь, там и исповедалась бы, чем таскать меня ночью, в такую непогодь” “Да оно дома-то исповедываться как-то луч- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ше, слабодней. А там коли тебе говорить с нами? Я для тебя же! Да и из шести недель-то не хочется выдти: нынешний денек, как раз, шесть недель, как я исповедывалась”. И действительно, случалось, что утром такие старухи при- ходили пешком в церковь, верст пять и восемь» (Сельский священник 1881: 64–65). С другой стороны, шестинедельный срок «действия» причастия накла- дывал запрет на досрочное причащение: «крестьяне утверждают, что грех рань- ше этого срока причащаться» (В-в 1888: 404). 31 Стручцы — палочки для помазания елеем. 32 Ср. похожее представление, связанное с соборованием. Один дьякон, дабы не потакать предрассудкам, сразу после прочтения закрывал Евангелие, «чтобы после отозваться незнанием того места, к которому приложился больной». Не- смотря на это, крестьяне сердились, «что скрыл, по выражению их, судьбу Бо- жию» (Троицкий 1866: 231). 33 Исповедь с помощью жестов, которая обычно использовалась при обще- нии с глухонемыми. 34 Среди духовенства в особую группу можно выделить священников-врачей. Это священнослужители, которые по тем или иным причинам были вынужде- ны обнародовать свои медицинские познания и приступить к врачебной прак- тике с использованием тех средств лечения, которые предлагала официальная медицина. Знакомство с воспоминаниями священников позволяет предполо- жить, что отношение к священникам-врачам обладало своей спецификой (см., напр., Из практики 1889). Литература А. К., свящ. Последствия небрежного чтения молитв над оглашенными // Ярославские епархиальные ведомости. 1869. № 43 (часть нео- фиц.). С. 347–348. А. Х. К вопросу о колдунах // РСП. 1894. Т. 2, № 24. С. 149–159. Архангельский А. Село Давшино Ярославской губернии, Пошехонского уезда // Этнографический сборник, издаваемый Императорским Русским географическим обществом. 1854. Вып. 2. С. 1–80. Байбурин А. К. Тоска и страх в контексте похоронной обрядности (к ри- туально-мифологическому подтексту одного сюжета) // Труды фа- культета этнологии. СПб., 2001. Вып. 1. С. 96–115. Байбурин А. К., Топорков А. Л. У истоков этикета. Л.: Наука, 1990. 166 с. Балов А. В. Крестьянские похоронные обычаи в Пошехонском уезде // ЯГВ. 1889. № 53. С. 4–5. Балов А. Народные суеверия и предрассудки в Пошехонском уезде // ЯГВ. 1888. № 52. С. 4–5. Б-въ А., свящ. Из заметок и наблюдений приходского священника // Владимирские епархиальные ведомости. 1875, № 2 (часть неофиц.). С. 80–86. Беляев В., свящ. Случаи из народной жизни (из наблюдений сельского священника) // РСП. 1862. Т. 2, № 23. С.197–203. В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А Бирюкович Вл. Народная медицина // Русская мысль. 1893. Кн. 4. С. 67–82. Брояковский С., свящ. Поучение в день св. великомуч. Варвары, 4-го декабря. (Лечиться у врачей не грешно) // Проповеди. 1903. Дек. С. 729–734. (Прилож. к журналу «РСП»). Бурцев А. Е. Народный быт Великого Севера: его нравы, обычаи, преда- ния, предсказания, предрассудки, притчи, пословицы, присловия, прибаутки, пригудки, припевы, сказки, присказки, песни, скорого- ворки, загадки, счеты, задачи, заговоры и заклинания: В 3 т. СПб., 1898. Т. 2. 506 с. Быт великорусских крестьян-землепашцев. Описание материалов Эт- нографического бюро князя В. Н. Тенишева (на примере Влади- мирской губернии) / Авторы-сост. Б. М. Фирсов, И. Г. Киселева. СПб., 1993. 472 с. В-в, свящ. Из дневника сельского священника // РСП. 1888. Т. 1, № 12. С. 400–405. Воскресенский А. Беседа священника с прихожанами после совершения таинства елеосвящения, о некоторых предрассудках простого наро- да относительно сего таинства // РСП. 1861. Т. 1, № 16. С. 146–156. Воскресные беседы // РСП. 1872. Т. 2, № 28. С. 351–359. Всероссийский Съезд практических деятелей по борьбе с народным пьянством // РСП. 1912. Т. 3, № 48. С. 305–315. Г. Б. Из области народных воззрений и суеверий. Происхождение и сущность болезней и способы их лечения. Сказание о 12 трясави- цах // РСП. 1895. Т. 2, № 23. С. 105–120; № 24. С. 135–150. Григорьев Н. И., доктор. Русские общества трезвости, их организа- ция и деятельность в 1892–1893 гг.: Список иностранных обществ трезвости. СПб., 1894. 79 с. Груздев В. Ф. Религиозное врачевание русских // Известия общества ар- хеологии, истории и этнографии при Казанском университете. Ка- зань, 1923. Т. 32, вып. 2. С. 115–121. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. СПб.: ТОО «Диамант», 1996. Т. 2: И — О. 784 с.; Т. 3: П. 560 с. Демич В. Ф. Алкоголизм и его лечение у русского народа // Труды об- щества киевских врачей. Киев, 1904. Т. 7, вып. 1. С. 122–145. Демич В. Ф. Педиатрия у русского народа // Вестник общественной гиги- ены, судебной и практической медицины. 1891. Т. 12, кн. 1. С. 66–76. Державин А. Приходские письма // Листок трезвости. 1909. Ноябрь. С. 75–84. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). Думитрашков К. Народные поверья и обычаи при смерти, погребении и поминовении христиан, требующие уничтожения // РСП. 1868. Т. 3, № 39. С. 108–116. Евтов Ф., крест. Из Шуйского уезда, Владимирской губернии // Ве- стник трезвости. 1896. № 17. С. 19–20 <Письма из провинции>. Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А Еремич Ив. О предмете и методе пастырского собеседования с просто- людинами // РСП. 1862. Т. 1, № 11. С. 339–349. Жаров П. Из Московской губернии. С. Зуево Богородского уезда // Вес- тник трезвости. 1894. № 8. С. 17 <Письма из провинции>. Зеленин Д. К. Восточнославянская этнография / Пер. с нем. К. Д. Ци- виной; Примеч. Т. А. Бернштам, Т. В. Станюкович и К. В. Чистова; Послесл. К. В. Чистова. М.: Наука, 1991. 511 с. Из-въ. О воздействии священника на прихожан помимо учительства в церкви // Калужские епархиальные ведомости. 1891. № 14 (часть неофиц.). С. 478–482. Из дневника сельского пастыря // Костромские епархиальные ведомо- сти. 1889. № 5 (часть неофиц.). С. 131–138. Из жизни двух обществ трезвости // Вятские епархиальные ведомости. 1898. № 4 (часть неофиц.). С. 168–178; № 5. С. 219–227. Из жизни общества трезвости // Листок трезвости. 1905. Февраль. С. 13–14. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). Из жизни общества трезвости. Письмо в редакцию // Листок трезво- сти. 1908. Июль. С. 36–38. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). Из записок священника // РСП. 1890. Т. 2, № 28. С. 288–293. Из практики сельского пастыря // РСП. 1889. Т. 1, № 17. С. 507–510. К-въ Д. Из пастырских воспоминаний // Пастырский собеседник. 1887. № 12–13. Колдуны и кликуши: (По поводу судебных процессов об убийствах кол- дунов) // РСП. 1894. Т. 1, № 6. С. 145–151; № 7. С. 172–174. Кормина Ж. В. Алкоголь, армия и нечистая сила // Мифология и по- вседневность. Гендерный подход в антропологических дисципли- нах: Материалы научной конференции 19–21 февраля 2001 года. СПб., 2001. С. 233–246. Костоловский И. В. Из свадебных и других поверий Ярославской гу- бернии // Этнографическое обозрение. 1911. Кн. 88–89, № 1–2. С. 248–251. Краинский Н. В. Порча, кликуши и бесноватые, как явление русской жизни // Труды клиники душевных и нервных болезней в Санкт-Пе- тербурге. СПб., 1901. С. 1–243. Красовский П., свящ. Поучение о границах злотворных дьявольских дей- ствий // РСП. 1869. Т. 3, № 46. С. 349–357. Кременецкий А. Знаменательные события. Из дневника сельского свя- щенника. Воронеж, 1907. 224 с. Л-в И. «Шесть недель» (Заметки наблюдателя религиозно-нравствен- ной жизни нашего простого народа) // Владимирские епархиаль- ные ведомости. 1884. № 6 (часть неофиц.). С. 169–177. Л. Ш., свящ. Замечательное исцеление // Владимирские епархиальные ведомости. 1865. № 24 (часть неофиц.). С. 1379–1381. В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А Ларичев Валерий, свящ. Братство трезвости при православном приходе // Российский менталитет: вопросы психологической теории и прак- тики. М., 1997. С. 156–169. Левашов А., свящ. Поучение о вере простого народа в так называемую «порчу» // РСП. 1877. Т. 3, № 41. С. 157–162. Луканин А., свящ. Как священнику отвечать на вопросы, предлагаемые больными относительно их выздоровления или смерти // РСП. 1861. Т. 1, № 2. С. 51–66. Ляшенко Д., крест. Из Павловского уезда, Воронежской губернии // Ве- стник трезвости. 1894. № 4. С. 16–17 <Письма из провинции>. Мартынова А. Н. Художественный мир ребенка // Потешки. Считалки. Небылицы. / Сост., авт. вступ. статьи и примеч. А. Н.Мартынова. М., 1989. С. 5–20. Михайло-Архангельское общество трезвости, Ярославской губернии, Ростовского уезда // Листок трезвости. 1908. Сентябрь. С. 55–60. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). Михайловский В., свящ. Объяснение обрядов при совершении святых таинств в православной церкви. СПб., 1872. 74 с. Напутствование умирающего как неотложная обязанность священ- ника // РСП. 1894. Т. 1, № 6. С. 154–158. Несколько слов о проповедничестве вообще и о проповедях обли- чительных в частности // РСП. 1894. Т. 3, № 36. С. 7–15. Нилус С. Отец Егор Чекряковский // Нилус С. Великое в малом: Запис- ки православного. М.; СПб.: Лествица, Северо-западный Центр православной литературы «Диоптра», 1999. С. 280–322. О борьбе с пьянством // Листок трезвости. 1909. Сентябрь. С. 59–64. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). О противодействии со стороны духовенства народному пьянству // Па- стырский собеседник. 1890. № 10. С. 149–157. Общество трезвости в с. Помодзино, Устьсысольского уезда, Воло- годской губернии // Вестник трезвости. 1894. № 5. С. 19 <Све- дения о деятельности различных обществ трезвости>. Орлов И. С. В Нахабино!.. (Поездка в село Нахабино — пункт палом- ничества алкоголиков). Личные впечатления и наброски. М., 1899. 48 с. Отрывки из моего дневника // РСП. 1877. Т. 3, № 47. С. 405–416. П. С. Б. Поучение во 2-ю неделю Великого поста (Для уврачевания те- лесных болезней нужно прежде всего уврачевание болезней ду- шевных) // Проповеди. 1903. Март. С. 139–142. (Прилож. к жур- налу «РСП»). Панченко А. А., Штырков С. А. Чужой голос: из материалов о русском кликушестве // Альманах «Канун». Вып. 6: Чужое имя. СПб., 2001. С.316–336. Пастырь церкви у постели больного // РСП. 1888. Т. 1, № 10. С. 322–330. Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А Поляков П. И. Православное духовенство в борьбе с народным пьян- ством // Журнал русского общества охранения народного здравия. 1900. № 6–7. С. 564–583. Попов Г. Русская народно-бытовая медицина. По материалам этногра- фического бюро князя В. Н. Тенишева. СПб.,1903. 404 с. Преображенский А. Волость Покрово-Сицкая Ярославской губернии Моложского района // Этнографический сборник, издаваемый императорским Русским географическим обществом. СПб., 1853. Вып.1. С. 61–124. Прихожанин. Добрый пастырь // Новгородские епархиальные ведо- мости. 1908. № 42 (часть неофиц.). С. 1337–1340. Пьяница есть нарушитель всех заповедей Божиих // Вологодские епар- хиальные ведомости. 1873. № 23 (часть неофиц.). С. 757–769. Раевский Н. Народные суеверия в Ростовском уезде. (Из записок сельс- кого священника) // ЯГВ. 1870. № 29. С. 112–113; № 30. С. 118. С. Н. М. Радость пастыря. Рассказ // Листок трезвости. 1907. Октябрь. С. 37–47. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). Свод указаний и заметок по вопросам пастырской практики. М., 1875. 254 с. Сельский священник. Записки сельского священника // Русская ста- рина. 1880. Июль. С. 449–474; 1881. Январь. С. 43–90. Смирнов Г. Как простолюдин смотрит иногда на своего священника и чего требует от него при отправлении последним своих священных обязанностей // РСП. 1866а. Т. 1, № 15. С. 522–526. Смирнов Г. Особенно затруднительное в некоторых случаях положение священника, как духовника // РСП. 1866б. Т. 2, № 23. С. 218–227. Смирнов Гр. Суеверные понятия простого народа о некоторых религиозно- нравственных предметах // РСП. 1865. Т. 3, № 49. С. 447–454. Смирнов М. И. Этнографические материалы по Переславль-Залесскому уезду Владимирской губернии. Свадебные обряды и песни, песни круговые и проходные, игры. Легенды и сказки // Отчеты по обсле- дованию придорожных районов Северных ж. д. / Под ред. А. А. Яри- лова. М., 1922. Вып. 14. 98 с. Совет священнику относительно лиц, одержимых злым духом // РСП. 1872. Т. 2, № 29. С. 378–385. Соколов Н., свящ. Из Ефремовского уезда, Тульской губернии // Ве- стник трезвости. 1894. № 6. С. 16–19 <Письма из провинции>. Соколов П., свящ. Приход села Шульца, Ростовского уезда, Ярослав- ской губернии // ЯГВ. 1862. № 16. С. 95–96. Суеверные приметы простого народа // Ярославские епархиальные ве- домости. 1864. № 17 (часть неофиц.). С. 163–166. Троицкий Н., дьякон. Суеверные приметы, наблюдаемые народном при совершении таинств крещения, причащения и елеосвящения // РСП. 1866. Т. 2, № 23. С. 228–233. В. Ю. Макарова НТРО ПОЛОГИЯ А Троицкий П., прот. Поучение в неделю пред Просвещением, в день па- мяти преподобной Сигклитикии, 5-го января. (Важное значение предсмертных болезней) // Проповеди. 1886. Январь. С. 21–24. (Прилож. к журналу «РСП»). Успенский Б. А. «Заветные сказки» А. Н. Афанасьева // От мифа к сказ- ке: Сб. в честь семидесятипятилетия Елеазара Моисеевича Меле- тинского / Рос. гос. гуманитарный ун-т. М., 1993. С. 117–138. Успенский Ф. Из жизни общества трезвости // Листок трезвости. 1910. Сентябрь. С. 64–65. (Прилож. к журналу «Приходская жизнь»). Хабаров Н., свящ. Сельский приход близ Ростова Великого (По наблю- дениям приходского священника) // Приходская жизнь. 1899. Март. С. 46–49; Апрель. С. 43–48. Херасков М. Суеверное мнение о молитве священника над больны- ми // РСП. 1864. Т. 2, № 26. С. 324–331. ъ 1896 — ъ. Из с. Суны, Нолинского уезда, Вятской губернии // Вест- ник трезвости. 1896. № 19. С. 23–26 <Письма из провинции>. Z. Первые впечатления. Очерки деревенской жизни. Записки священ- ника // Приходская жизнь. 1901. Сентябрь. С. 421–431; Октябрь. С. 484–490. Архивные материалы Архив РГО. Раз. 47. Оп. 1. Д. 49 (Ярославская губерния). 1901/1902. Ко- столовский И. В. Стихотворение, написанное на одном из кедров Ярославского Толгского монастыря. Частушки. Обычаи, поверья и приметы. Свадебные обычаи (песни и проч.). Присловья, загадки, песни. Приметы сельскохозяйственные и четыре письма Косто- ловского. Рыбинского, Угличского, Мышкинского уездов, Ярос- лавской губернии. 135 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1748 (Ярославская губерния). 1899. Балов А. О пчеловодстве. О сборе грибов и ягод. Священник и причт. О при- чинах судебной волокиты. Судебные доказательства и улики. О рыб- ном и зверобойном промысле. безбрачие и отшельничество. Суеве- рия. Шинок. Власти. 26 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1767 (Ярославская губерния). 1897. Балов А. Ссоры, драки, судебное разбирательство и следствие. Разлад в брачной жизни. Усыновления. Лесные порубки. Мошенничество. О детях. Обучение ремеслу. Личные и имущественные отношения в семье. 43 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1809 (Ярославская губерния). 1899. Фомин А. Сельские сходы. Взаимоотношения с властями. Преступление и наказание. 34 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1810 (Ярославская губерния). 1899. Фомин А. Преступление и наказание. Суд и расправа. Препровождение свободного времени. Стремление возвыситься. Личные отноше- Священник и больной… НТРО ПОЛОГИЯ А ния. Наем. Отношения меду хозяином и работником. О взаимо- помощи. 40 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1815 (Ярославская губерния). 1899. Фомин А. Холерное время. Самоуправство. Конокрады. Воровство. О по- жарах. Буря и суеверия, с нею связанные. Экономическое рас- стройство. Падеж скота. Ссоры и браки. Разлад в брачной жизни. Отношение к девушкам, родившим вне брака. О плотском раз- врате. Отношение к кровосмешению. Снохачество. Противоесте- ственные пороки. 30 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1826 (Ярославская губерния). 1899. Балов А. О предчувствии смерти. Опека. Сказка о барине и мужике. Про- мыслы. Свершение религиозных обрядов. О браке. Экономическое положение крестьянской семьи. 29 л. Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1831 (Ярославская губерния). 1899. Климен- тов С. Способы приворожения любимого. Родители и дети. Похо- ронные обычаи. Причет вдовы по мужу. Причет по свекру. Причет дочери по отцу. 13 л. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 6. Д. 303. 1867–1868. Дело о притязании причта с. Во- рожи, делаемых прихожанам своим. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 910. 1872. Дело о нетрезвости и грубом поведе- нии с прихожанами священника Петра Вишневского с. Покров Мышкинского уезда. ГАЯО. Ф. 582. Оп.1. Д. 364. 1900–1908. Описание обрядов, обычаев Ярославской губернии. 17 л. ЦГИА. Ф. 19. Оп. 88. Д. 56. 1896. О распространении слухов о «божествен- ности» настоятеля кронштадтского Андреевского собора Иоанна Сергиева крестьянином д. Березки Тверской губ. Александром Его- ровым. 7 л. Список сокращений РГО — Русское географическое общество РЭМ — Российский этнографический музей ГАЯО — Государственный архив Ярославской области РСП — Руководство для сельских пастырей ЦГИА — Центральный Государственный истор


Все что я пишу это IMHO.


#20 Михаил

Михаил

    Продвинутый пользователь

  • РАЦИРС
  • PipPipPip
  • 5 245 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 21 Январь 2017 - 16:49

Екатерина Мельникова

Отчитывание бесноватых: практики и дискурсы*

 

http://anthropologie...8_melnikova.pdf


Все что я пишу это IMHO.





seo