Jump to content
Сектоведческий форум

секта АУЕ


Recommended Posts

 АУЕ – это не субкультура и никакое не движение, как заявляют в СПЧ. Это секта. Классическая тоталитарная секта для подростков со всеми атрибутами – от неприемлимости чужих взглядов до крайне агрессивных способов распространения своего влияния. Здесь всё то же самое, только вместо религиозной составляющей адептам предлагает некий «свод правил», или, если угодно, «понятий», согласно которым необходимо строить свою жизнь. И главное – не только свою, но и чужую – жизнь каждого окружающего, по мере возможностей.

aue-1-Copy.jpg

ru.truthngo.org/в-россии-сформировалась-новая-опасна/

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Какая то истеричная статья, да и может с долью лжи и преувеличений. Да и какая это секта.  Стандартная малолетняя гопота, которая была не только в 90x но и в 80x. Но если то, что с ним не могу справится правоохранительные органы правда,то это жесть. В США  бы таких беспредельщиков давно приструнили бы, пулей в лоб. И по пробуй что крикни про права человека.

Edited by Михаил Волынкин
Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

АУЕ – огромная проблема, не надо думать, что это пройдет само

ic_see.png?x41640 37202.10.2017 / Игорь ЛУНЁВ
«Арестантский уклад един» (АУЕ) – организованное явление, подростковые банды напрямую связаны с взрослым криминальным миром. Рассказывает начальник Колпинской воспитательной колонии Владимир Ивлев
67459.jpg?x41640

 

Аббревиатура АУЕ («Арестантский уклад един» или «Арестантское уркаганское единство») уже несколько лет мелькает в СМИ. Банды подростков, старающиеся жить по так называемым «блатным понятиям» и занимающиеся разбоем, использующие это название, появились сначала в Забайкалье. Теперь явление стало более массовым – про АУЕ слышат уже во многих регионах России, в том числе и на Северо-Западе.

В социальной сети «ВКонтакте» были созданы несколько сообществ, общее количество участников которых – около 200 тысяч. Тематика этих групп – прославление «воровской романтики». Вполне вероятно, что какие-то из этих групп к реальному АУЕ отношения не имеют, однако рекламу движению они делают.

Какая-то часть молодежи во все времена вдохновлялась криминальным миром, но АУЕ – слишком хорошо организованное явление, где подростковые банды напрямую связаны с взрослым криминальным миром. Именно так полагает начальник ФКУ Колпинской воспитательной колонии УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области полковник внутренней службы Владимир Ивлев. Но Владимир Иванович не только говорит об этом, он предлагает новые меры по борьбе с АУЕ.

5da11afdcaf2f1c4ec988c19197a63fb.jpg?x41

Владимир Ивлев.

– АУЕ – это огромная проблема. Подросткам внушают, что круто быть вором, а идти против системы подросткам всегда было интересно. Организаторов АУЕ кто-то щедро спонсирует – у них есть добротные клипы, показывающие якобы нарядную жизнь. По качеству клипа любой профессионал определит, сделан он «на коленке» или на приличной аппаратуре. Эти клипы активно распространяются в социальных сетях.

– АУЕ – новое явление? Или это новая форма того, что было и раньше, когда определенная часть молодежи с восторгом смотрела на уголовников и вдохновлялась «блатной романтикой»?

– Раньше не было столь вышколенной системы. И если говорить о подростках, то не было все так завязано на деньгах – было больше именно «романтики». Это при том, что того «блатного мира», который был, например, в 1960-х или 1970-х годах, уже нет. Но есть жадные до денег люди. А начинается все так: среди детей выбирается жертва – тот, кто не может дать сдачи, и его начинают прессовать: «Принеси то, принеси это – в воровской “общак”, на “блатную” жизнь».

– Группы в соцсетях, использующие аббревиатуру АУЕ, имеют прямое отношение к этому явлению? Или это просто глупое баловство подростков, пытающихся казаться более серьезными и опасными?

– Лозунг «Наступи “мусорам” на горло» – это ведь уже интересно, это тоже протест против власти, против взрослых. И ладно бы, это была просто шайка пацанов, собравшаяся и объявившая себя борцами… да хоть за дело Дарта Вейдера. То есть это было бы обычное стихийное подростковое движение.

Но АУЕ – это вовлечение взрослыми людьми детей в деструктивное пространство. И с этим надо бороться на государственном уровне.

Я эту проблему вижу давно. И у нас в колонии есть «ауешники».

TASS_618472.jpg?x41640

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

– То есть это явление на Северо-Западе распространено?

– Да, это есть в Новгородской, Мурманской, Вологодской областях, в Карелии. Подросток попадает в колонию за конкретное преступление, на нем не написано, что он имеет отношение к АУЕ. Но я знаю, какие вопросы ему задать, чтобы выяснить о нем довольно многое. Хотя подростки и пытаются принадлежность к АУЕ скрывать. У нас ведь здесь это не в чести.

Нужно понимать: даже и во взрослом возрасте люди иногда кардинально меняют свои взгляды. А это подростки, у них вся эта идеология настолько «сырая», что после легкого нажатия на нужные «клавиши», она рассыпается перед ним самим.

Самая большая победа нашего коллектива в том, что мы создали условия, в которых подросток, попадающий к нам, не может реализовать свои криминальные таланты. Это у нас не круто. У нас круто хорошо учиться и работать, быть вежливым и опрятным. А если человек выбивается из этого стандарта, то у него начинаются проблемы – ухудшаются условия проживания, УДО ему не светит  и так далее.

Мне говорят: «Зачем ты все это делаешь? Это преступники, им должно быть тяжело». А им тяжело. Только относиться к ним надо по-человечески.

Если человека постоянно «бить током», то выйдет из колонии зверь, и этот зверь придет в наши же дома.

– В присутствии сотрудников колонии подростки стараются вести себя прилично – это понятно. А как вам удается отслеживать, чтобы у них не возникало нежелательных отношений между собой?

– У нас так не получится, чтобы кто-то «пришептывал» себе криминальных соратников – такому сами же пацаны объяснят, что здесь ему в этом удачи не видать. Не буду рассказывать обо всей структуре нашего учреждения, но у нас есть определенные службы, которые за этим следят, есть определенные технические средства, которые нам помогают услышать то, что мы не слышали собственными ушами.

И еще: если невозможно проконтролировать и запретить, то нужно дать альтернативу. Мы показываем им: для того, чтобы преуспеть, нужно, как в фильме «Звездные войны», перейти от темной стороны на светлую. (Улыбается).

На светлой стороне у нас для подростка открывается возможность получить знания, профессию. В нашей школе они действительно начинают учиться, потому что наши учителя не говорят: «Заткнись, дебил», что, к сожалению, бывает в самых обычных школах, где на каждого уже надета «шляпа», на которой написано: «хороший», «плохой» и тому подобное.

Мне самому в школе говорили: «Ивлев, тебе сидеть в тюрьме». Я был хулиганом, такая на мне была «шляпа».

Здесь мы говорим подростку: «У тебя получится». И нет кого-то, кто может его наказать за то, что он изменил уголовным традициям.

Фото с сайта union-press.ruurki.jpg?x41640

 

– А как вы видите, что воспитанники колонии действительно меняются?

– Три года назад мы подружились с одним колледжем. Они приезжали к нам с концертной программой, потом наша команда к ним поехала – пять осужденных. У нас была постановка «Волшебник Изумрудного города», там собрался полный зал студентов. Вижу, наши хлопчики стоят, как рэперы американские, держат руки подмышками. Я подумал, что это, чтобы казаться круче перед девчонками. А потом смотрю – они садятся на свои руки. Оказалось, они прячут татуировки.

На следующий день построил всех, говорю: «У кого есть татуировки, поднимите руки!» Поднимают. Дальше говорю: «А кто хочет от них избавиться?» Поднимают руки те же самые. И тут я заинтересовался, полез в интернет, узнал, что есть прибор для удаления татуировок, который называется неодимовый лазер.

Три года я звонил в разные учреждения, обращался к разным жертвователям – никого эта тема не интересовала. Даже в Китай звонил. Познакомился я с Еленой Мстиславовной Ростропович, дочерью великого музыканта, ее фонд дает стипендии одаренным детям. Я говорю ей: «Так у нас же все одаренные!» (Смеется).

И мы с ней договорились, недавно она привезла нам этот аппарат. Сейчас наши медики учатся им пользоваться, а потом будем удалять татуировки. Назовем это «Операция “Чистые руки”». Вот и ответ – меняется что-то в пацанах здесь у нас или нет.

Когда они набивали это все, они ходили и бахвалились: «Вон что у меня на руке, я уже взрослый, я крутой!» А теперь они не хотят иметь эти метки. Ведь татуировка – это криминальное наследие, которое будет мешать человеку всю жизнь. Работодатель не захочет принимать его, девушка скажет: «Мне от тебя детей страшно рожать».

– Они рассказывают вам о своем прошлом? Отношения подростков из АУЕ с взрослым преступным миром – это реальность?

– Да. Они рассказывают, что есть «на районе» некий «смотрящий», который разруливает ситуацию. К такому приводят 10-летнего ребенка, и тот ему растолковывает, как якобы надо жить, по его указанию этого мальчишку могут избить, унизить, заставить пойти сначала на мелкое преступление… Структура-то понятна: собираются такие шайки, младшим дают задания, чтобы их проверить. Даже девчонки там есть.

– Как вы считаете, что нужно делать теперь, когда множество подростков уже вовлечено в АУЕ?

– Нужно, чтобы наши следственные органы хорошо отработали с организаторами и «придушили» их источники финансирования. Например, в интернете есть ролик, где некий «герой» рассказывает, как заходить в «хату» и тому подобное, на него подписано около 50 000 подростков. Так почему его не закроют? Группы в соцсетях…

Но вообще-то, я не государственный человек и не думаю, что должно делать, например, правительство. Я думаю о том, что делать мне здесь.

22184912_10214129042881457_55502257_n.jp

Фото Станислава Красильникова (ИТАР_ТАСС)

У меня есть план, сейчас я собираю соратников. Ведь самим подросткам надо руку протянуть. Вот есть телефонные «горячие линии» для жертв насилия, для тех, кто хочет покончить жизнь самоубийством и так далее. Так почему не сделать «горячую линию» для тех, кто хочет выйти из АУЕ?

Это возможно – сейчас много грантов, благотворительных фондов. Так что я ищу заинтересованных представителей гражданского общества, вместе с которыми смогу организовать такое дело.

Это должны быть люди с большим жизненным опытом, понимающие и в психологии, и в юридических вопросах, касающихся подростковой преступности. Обязательно должны быть среди них священник и клинический психолог. И в СМИ говорить об этом надо обязательно – именно для того, чтобы об этом говорили в семьях. Не надо думать, что эта болезнь сама пройдет.

miloserdie.ru/article/aue-ogromnaya-problema-ne-nado-dumat-chto-eto-projdet-samo/

 

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

×
×
  • Create New...